bogachkova1957

Categories:

Симонов монастырь

Продолжение экскурсии по монастырю, начало в Симонов монастырь. Архитектурный сиам. Продолжаем рассматривать сохранившиеся постройки монастыря.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Северный фасад.  Фото 2021.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Северный фасад. Фото 2021.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Северный фасад новой трапезной, ориентированный на Успенский собор, под руководством Осипа Старцева был перестроен почти полностью. На парадном северном фасаде кладка первоначальных окон со скромными кирпичными обрамлениями осталась нетронутой только вокруг проемов между встроенными колонками на консолях, а весь верх окон был кардинально переработан: многосложные фронтоны с фигурными вставками представляют собой наиболее развитый тип оконных завершений конца XVII – начала XVIII века.

 Многосложные фронтоны окон северного фасада.
Многосложные фронтоны окон северного фасада.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Алтарный восточный фасад. Фото 2021.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Алтарный восточный фасад. Фото 2021.

В меньшей степени был перестроен восточный фасад. При рассмотрении кладки вокруг оконных проёмов основного этажа на фасадах отмечаются четкие следы внесённых изменений: были вставлены многосложные белокаменные обрамления, придавшие первоначальным окнам совершенно иной масштаб. На восточном фасаде одновременно со вставленными на мощных консолях белокаменными колонками были уложены накрывочные блоки поверх кирпичных профилей треугольных сандриков первоначального декора.

Южный фасад трапезной. Фото 2021.
Южный фасад трапезной. Фото 2021.

На южном фасаде трапезной, выходившем на хозяйственный двор, первоначальные кирпичные оконные обрамления не перестраивались ни при Осипе Старцеве, ни позже. Были, правда, частично срублены профили первоначального карниза, над которым был надложен новый, объединивший все повышенные фасады. Не исключено, что до поздней росписи «в шахмат» (точнее, под вертикально вытянутый бриллиантовый руст) на южном фасаде одновременно существовали оба карниза. На части фасада, под крышей, сохранился полный профиль первоначального карниза, по которому и была восстановлена утраченная часть на открытой поверхности фасада.

Барочные фронтоны окон южного фасада храма.
Барочные фронтоны окон южного фасада храма.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Барочный западный фасад.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Барочный западный фасад.

Наиболее выразительно изменение общего решения здания при достройке его прослеживается на западном фасаде. Первоначальный объём северо-западной палаты, фигурирующей в документах как «государева», имел два больших парадных окна, выходящих на северный фасад, и пять небольших проемов на западном фасаде. При расширении западного фасада путем пристройки еще одной палаты, юго-западной, вначале было повторено двойное окно с широким кирпичным обрамлением, аналогичным существовавшим, а для симметричности решения на месте срубленной пилястры на юго-западном углу первоначального объема выложена ниша – ложное окно, повторяющее формы одинарного проема. При раскрытии этой ниши от закладки была обнаружена подлинная решетка, установленная во время ее оформления.

Верх столба галереи, сохранившегося на западном фасаде. Фото 1950-е.
Верх столба галереи, сохранившегося на западном фасаде. Фото 1950-е.

Увеличение масштаба декора и высоты здания потребовало нового принципа оформления его углов. Были установлены мощные парные колонны: по паре, выходящей на каждый фасад. Пьедесталы колонн устанавливались, судя по всему, на забутовку сводов галереи, уже возведённой одновременно со всем зданием, так что позже, при её разборке, на северо-западном углу пришлось подводить кирпичный контрфорс.

Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Главный вход.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Главный вход.

В оформление главного входа на северном фасаде трапезной первоначальные круглые кирпичные полуколонны, фланкировавшие вход, были стёсаны, а к плоскости стены приставлены белокаменные колонны, увязанные по высоте и декору с новым повышенным и укрупнённым карнизом.

Белокаменные колонны портала главного входа.
Белокаменные колонны портала главного входа.

Восстановленные проёмы фасадов нижнего этажа трапезной относятся к первоначальному строительному периоду. Несмотря на капитальную перелицовку стены после разборки галереи, под закладкой в совершенно нетронутом виде уцелели находящиеся рядом в широких заглубленных откосах дверные проёмы входов на верхний ярус подвалов (погребов), расположенных в уровне первого этажа. 

Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Первоначальные дверные проемы.  Фото 2021.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Первоначальные дверные проемы. Фото 2021.
Башня-смотрильня.
Башня-смотрильня.
Верхний четверик храма.
Верхний четверик храма.

Верхний объём храма изначально целиком выполнен в новых формах. Углы четверика оформлены, как и углы башни-смотрильни, колоннами, выходящими попарно на оба фасада. Колонны, установленные на парадных фасадах, выполнены из единого крупного блока белого камня. На южной и восточной сторонах четверика, выходивших на внутренний двор, колонны выложены из кирпича. Восстановление утраченной главы четверика ставит серьезную методическую проблему, которую необходимо будет решать, опираясь не только на сохранившиеся остатки нижней части барабана, но и на аналоги этого круга памятников. На всех известных изображениях (литографиях, гравюрах), выполненных до начала 1840-х годов, церковь увенчана одной главой, имеющей традиционный для XVII века силуэт. 

Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Частично раскрыта покраска стен «в шахмат» и эксперименты реставраторов с подпором цветов последующей покраски фасада. Фото 2021.
Храм Тихвинской иконы Божией Матери с Трапезной. Частично раскрыта покраска стен «в шахмат» и эксперименты реставраторов с подпором цветов последующей покраски фасада. Фото 2021.

Изучение фасадных стен трапезной позволило реставраторам уточнить изменения покраски здания, происходившие в процессе его истории. Цвет стен памятника принципиально изменялся несколько раз: 1. Объём, выстроенный Парфеном Петровым, первоначально был выбелен. 2. Вероятно, сразу после достройки трапезной Осипом Старцевым, который декорировал здание белокаменными деталями, плоскости стен были окрашены в красно-кирпичный цвет с разделкой швов под кирпич. 3. В XVIII–XIX веках, вплоть до пристройки существующих приделов, трапезная красилась в тёмно-красный цвет, сохранявшийся на отдельных частях, расположенных над крышами. 4. После возведения приделов фасады храма были раскрашены многоцветным орнаментом, имитировавшим каменную ограненную кладку, известную под древнерусским термином «в шахмат».

Старая трапезная палата. Ряд источников упоминает дату постройки каменной трапезной - 1485 г., так один из первых исследователей истории монастыря Н.Д. Иванчин-Писарев писал: «...Также много было даяния от Василия Димитриевича и Иоанна III, который, кроме соборного верха, построил там, в 1485-м, каменную трапезу» (Иванчин-Писарев Н.Д. Вечер в Симонове. М., 1840). 

Старая трапезная палата (XVII в). Ледник (начало ХХ в.). Фото 2021.
Старая трапезная палата (XVII в). Ледник (начало ХХ в.). Фото 2021.

Но архитектурный облик и точное местоположение этой первой каменной трапезной неизвестны, а рассматриваемое нами здание может и не иметь никакого отношения к 1485 году. Во время реставрационных работ 1957–1960 гг. в здании трапезной палаты было установлено, что корпус построен около середины XVII в. с возможным включением в существующий объем кладок более древнего сооружения. При общем сходстве с известными постройками XVI в., архитектура здания далека от прототипа – в ней нет ни четкой прорисовки форм, ни изысканности в деталях... Ещё более спорным оказался вопрос о первоначальном назначении здания и его использовании на протяжении XVII и XVIII веков. С достаточной долей уверенности можно предположить, что в момент постройки новой трапезной, начатой около 1680 года, здание Старой трапезной использовалось именно как монастырская трапезная. Хлебная палата - название XVIII века, Келарский корпус - название XIX века.

Ледник (погреб со льдом) — традиционная для монастырского строительства хозяйственная постройка появился рядом со старой трапезной палатой в начале XX в. Это краснокирпичное, одноэтажное строение (частично заглублённое в землю), поставленное торцом к южному пряслу ограды. Предположительно, тамбур был пристроен в 1930-е гг. 

Сушило (1677-1680). Здание Сушила в юго-западном углу монастырской территории, традиционно сохранявшей свое хозяйственное назначение в течение XIX века, стоит довольно близко к южному пряслу монастырской стены, недалеко от башни «Дуло». Монументальный его объем (длина обращённого к городу фасада более 28 м) возвышается над стеной и в значительной степени формирует силуэт сохранившейся части монастыря.

Сушило. Вид из-за стены монастыря. 1677-1680. Арх. П.Петров. Фото 2021.
Сушило. Вид из-за стены монастыря. 1677-1680. Арх. П.Петров. Фото 2021.
Сушило. Фото 1893.
Сушило. Фото 1893.
Сушило. Фото 1929.
Сушило. Фото 1929.

В архивных документах упоминается, что Парфен Петров «во … году подрядился… в симонове монастыре зделать сушила…». Считается, что сначала здание было двухэтажным, с галереей, примыкавшей к северному фасаду, на которую вела широкая лестница, и при надстройке третьего этажа со стороны восточного фасада, судя по сохранившимся планам монастыря, была построена отдельно стоящая башня, скорее всего, с деревянной лестницей, по которой и попадали на верхний этаж Сушила, на восточном фасаде которого сохранился дверной проём. Первый этаж здания занимают две одинаковые палаты, на втором и третьем этажах располагаются большие бесстолпные зальные помещения.

Возможно, Сушило после отстранения Парфена Петрова от дел из-за обрушения свода трапезной ещё не было достроено и было надстроено третьим этажом несколько позже. Но, судя по архитектурным формам здания, оно изначально имело детали, аналогичные тем, которые, как показали исследования, выполнялись и на фасадах Новой трапезной до её перестройки: на северной стороне, обращённой к собору, углы построек были обработаны трёхчетвертными колоннами, а на южной, обращённой к монастырской стене, – обычными пилястрами. И обработка фасадов, и бесстолпные большепролётные залы, и близкие формы обработки проёмов безусловно свидетельствуют, что здание Сушила с самого основания возводилось по замыслу Парфена Петрова.

Сушило. Фото 2021.
Сушило. Фото 2021.

«Особая архитектурная мощь», присущая зданию, дала повод некоторым исследователям предполагать не только хозяйственное его предназначение. Так, Н.Д. Иванчин-Писарев считал, что это был «Княжеский дворец, выстроенный для иноков, бывших Князей и Бояр». А А.А. Потапов отмечал: «…в описи 1741 года здание названо кладовой палатой, но было ли оно и первоначально в 17 веке устроено для этого назначения, сказать трудно, но есть основание положить, что оно служило скорее для потребностей царского обихода во время пребывания в монастыре царя, так как характер его напоминает скорее трапезные, чем нежилой склад». В 1928 году А.И. Некрасов сравнивал здание с западноевропейскими постройками: «Недалеко от трапезной находится теперь заброшенный, с провалившимися сводами, обширный многоэтажный дворец с террасой на арках, в характере немецких построек XVI–XVII вв.». Но Р.А. Кацнельсон, исследовавшая постройки Симонова монастыря в 1940–1950-е годы, писала по этому поводу: «До настоящего времени остается невыясненным первоначальное назначение Сушила, которое могут объяснить только архивные документы, если они будут обнаружены. Название «Сушило» указывает на то, что это – здание чисто утилитарного характера, предназначенное для сушки и хранения монастырских запасов… Но монументальная архитектура здания и его великолепных бесстолпных залов позволяет предполагать, что оно действительно представляло собой царский дворец, предназначенный для загородных приемов. Об этом говорят расположенная по его главному фасаду галерея-гульбище с широкой лестницей в центре, высокие, обрамленные наличниками двери, ведущие с галереи в зал, двухъярусное и двусветное освещение зала, размеры окон и т.п. Однако для какой цели потребовались два таких зала площадью около 200 м2, при отсутствии жилых палат? Можно предположить, что палата, в которой жили цари во время своего пребывания в монастыре, была при трапезной, следовательно, зал мог служить только для парадных приемов. В таком случае, для чего был выстроен второй зал, вход в который был по наружной лестнице? Не служили ли оба зала действительно для хранения запасов, а двустороннее освещение не было ли устроено для лучшего проветривания помещения?».

Древние палаты в Симоновом монастыре. Потапов А.А. Очерк древней русской гражданской архитектуры. Отд. издание, М., 1902–1903.
Древние палаты в Симоновом монастыре. Потапов А.А. Очерк древней русской гражданской архитектуры. Отд. издание, М., 1902–1903.

Казначейские кельи. Стилистически здание построено почти единовременно с монастырской оградой, следовательно, датируется временем не ранее 1630 – начала 1640-х годов. Реставрационными работами 1957–1960-х годов в основном восстановлена объемно-планировочная композиция интерьеров келий и декор фасадов.

Казначейские кельи. 1630-1640-е. Фото 2021.
Казначейские кельи. 1630-1640-е. Фото 2021.

Двухэтажное кирпичное здание имеет одну интересную особенность: на восточном торце, под северной угловой лопаткой видна широкая штраба, совпадающая по высоте с первым этажом корпуса, – след мощной стены, продолжавшей к востоку линию северного фасада. Это могла быть стена, изолировавшая казенный двор внутри монастыря, но на планах 1740-х гг. ограды уже нет.

Рассмотрим также утраченные в 1930 году постройки монастыря.

Успенский собор. Первый каменный Успенский собор на территории Симонова монастыря начался строить в 1379 году посредине монастырского двора. Завершилось строительство через четверть века в 1405 году. Это был первый храм в Симоновым монастыре - большой, высокий и одноглавый, стоял на массивном белокаменном подклете и имел итальянский декор. В 1476 году молния повредила купол собора: произошло падение церковной главы. Через год, в 1477 году купол был заменен новым. Собор монастыря ремонтировал какой-то итальянский зодчий по образцу Успенского собора в Кремле. В «Словаре архитекторов и мастеров строительного дела Москвы XV – середины XVIII века» зафиксировано свидетельство о работе в Москве одновременно с Аристотелем Фиорованти «другого итальянского – «венедицкого» (венецианского) мастера, который в 1476/77 г. восстанавливал верх церкви Успения Богоматери в Симонове монастыре». Иконостас Успенского собора, написанный в 1404-1405 гг., сейчас находится в Благовещенском храме Московского Кремля. В нижнем ярусе иконостаса находились замечательные по своей древности иконы: Успения Богоматери, Живоначальной Троицы и Тихвинская икона Божией Матери; здесь же хранилась Симоновская Казанская икона Богоматери. 

Успенский собор. 1543-1549. Реконструкция.
Успенский собор. 1543-1549. Реконструкция.

Успенский собор был капитально перестроен в 1543-1549 гг. Видимо, старый собор 1405 года к этому времени обветшал и был заменен новым, возможно, возведенным на старых фундаментах. Обмеры, фотофиксация, произведенные в январе 1930 г. перед тем, как собор был разрушен, хранящиеся в Музее архитектуры, позволяют представить облик этого храма. Успенский собор Симонова монастыря был построен по давно установившемуся типу четырехстопного, трехапсидного одноглавого храма на высоком подклете. Его стены были расчленены трехуступчатыми пилястрами, отделяющие боковые прясла стен, с развитыми капителями на лопатках.

Успенский собор Симонова монастыря. 1543-1549, переделки XVIII–XIX вв. Фото 1893.
Успенский собор Симонова монастыря. 1543-1549, переделки XVIII–XIX вв. Фото 1893.

Многочисленные перестройки и ремонты пережил собор в XVIII–XIX веках. Наиболее серьёзные работы в соборе производились в 1833 - 1836 годах. За это время в Успенском соборе появились еще четыре главы, паперть с южной, западной и северной сторон; иконостас готический, резной; пристроена Ризничная палата; стены в храме и паперти расписаны иконным письмом. Как известно, под собором находились древние захоронения известнейших лиц – московских правителей и членов их семей, в том числе Симеона Бекбулатовича, его супруги Анастасии (в иночестве Александры), дочери боярина И.Ф. Мстиславского.

Колокольня  пятиярусная была выстроена в русско-византийском стиле в 1839 году на средства купца Ивана Игнатьева архитектором Константином Тоном. Установлена она была в середине северного прясла монастырской стены. Колокольня высотой 90 метров стала самой высокой в Москве, выше Ивана Великого. 

Симонов монастырь. Колокольня. 1839. Арх. К.А.Тон. Фото 1889.
Симонов монастырь. Колокольня. 1839. Арх. К.А.Тон. Фото 1889.

В первом этаже, служащем основанием колокольни, были устроены Святые врата. Во втором -  храм во имя святых: Благоверного князя Александра Невского и Иоанна Цареградского. В третьем - колокола. На четвертом этаже - боевые часы с четвертями. В пятом - круглая лестница в главу.

Больничные кельи с церковью Александра Свирского были выстроены в 1684-1685 годах около Сторожевой башни.

Симонов монастырь. Больничные кельи с церковью Александра Свирского. 1684-1685. Фото 1893.
Симонов монастырь. Больничные кельи с церковью Александра Свирского. 1684-1685. Фото 1893.

Сначала при кельях была устроена церковь преподобных Ксенофонта и Марии. В 1774 г. при церкви устроили трапезную с приделом Сошествия Святого Духа. В 1846–1848 годах церковь была значительно перестроена, поэтому как она выглядела изначально представить довольно трудно. После перестройки больничную церковь в 1853 году переосвятили во имя преподобного Александра Свирского.

В усыпальнице этого храма был похоронен композитор Александр Александрович Алябьев (1787–1851), а также участник Отечественной войны 1812 года, арестованный весной 1825 года и сосланный в Сибирь по ложному обвинению.

Западные ворота с церковью Спаса Всемилостивого (Происхождения честных древ). 

Западные ворота с церковью Спаса Всемилостивого. (1591-1593) – 1640. Фото 1918-1926.
Западные ворота с церковью Спаса Всемилостивого. (1591-1593) – 1640. Фото 1918-1926.

Здание западных Водяных ворот составилось собственно из двух частей – старой XVI в. и новой 1640-х годов. Первая с четырьмя мощными арками, и вторая, пристроенная с проемами для «герс» и створами ворот. В этом здании видно крайне своеобразное объединение в одно архитектурное целое совершенно различных по своему назначению частей: здания ворот и защитного их укрепления, и церкви. Церковь и ворота под ней – остаток древней стены XVI в., так как построение церкви датируется 1591–93 годами. Передняя же часть, как сдвинутая против древней, есть часть позднейшей стены 1640-х годов.

Западные ворота с церковью Спаса Всемилостивого. Фото 1895-1900. Вид из монастырского двора.
Западные ворота с церковью Спаса Всемилостивого. Фото 1895-1900. Вид из монастырского двора.

В 1591 году монастырь оказался на пути войск крымского хана Казы-Гирея, и огнем стоявших на стенах пушек участвовал в отражении набега. В память этого события в 1593 году над древними западными вратами и был сооружен этот небольшой Спасский храм.  

Восточные ворота с церковью Николая Чудотворца (Знамения Богородицы). В 1677 году в монастыре была построена церковь Знамения Пресвятой Богородицы на восточных Луговых воротах. В 1834–1836 годах постройка 1677 года несколько переделана: над нею возведен купол, перед западной стеной выстроена вторая стена, закрывающая входы наверх, и здание обработано в готическом стиле. Переделанная церковь получила наименование Николая Чудотворца.

Восточные ворота с церковью Николая Чудотворца. 1677, перестройка 1834-1836. Фото 1893.
Восточные ворота с церковью Николая Чудотворца. 1677, перестройка 1834-1836. Фото 1893.

Тайницкая башня монастыря располагалась в северо-западном углу крепости. Отсюда было удобно незаметно для неприятеля выходить к реке и к переправе у берегового плацдарма. Из-под неё к реке опускался потайной ход, обрушившийся в 1840 году. Известный реставратор П.Д. Барановский упоминал об осмотре этого тайника, проведенном в 1930 году после взрыва башни. Также нашли засыпанный вход в заброшенную подземную монастырскую тюрьму. Она представляла собой коридор, по обеим сторонам которого находились «каменные мешки», камеры в рост человека, наглухо заколоченные, имевшие только отверстия для подачи пищи.

Тайницкая башня. 1630-1640.  Фото 1910-1914.
Тайницкая башня. 1630-1640. Фото 1910-1914.

Как и Соляная башня, двухъярусная Тайницкая имела многогранную форму, но уступала ей в размерах. Её гладкие грани были прорезаны редкими подошвенными и одиночными верхними бойницами. 

Сторожевая башня в северо-восточном углу крепости имела (единственная из всех) четырёхугольную форму, но была развёрнута относительно стен под углом в 45 градусов. Это можно объяснить какими-то особыми удобствами надзора бывшего в ней караула дозорных. Её гладкая северо-восточная стена была прорезана одной подошвенной и двумя верхними арочными бойницами второго яруса. Изнутри перед бойницами были устроены глубокие камеры боя с площадками. Со стены внутрь башни вели два узких дверных проёма. В 1680-х годах над башней был сооружён кирпичный шатер на восьмигранном основании, завершённый одноярусной башенкой-смотрильней, перекрытой сомкнутым сводом. Шатёр и башенка были покрыты городчатой черепицей. На куполе был установлен флюгер в виде ангела.

Сторожевая  башня. 1630-1640.
Сторожевая башня. 1630-1640.

Если бы Симонов монастырь не взорвали в 1930 году, то он потягался бы за первенство в столице и с Донским и Новодевичьим. Здесь был величественный, преисполненный мощи и силы, архитектурный ансамбль с древним пятиглавым собором, пятью крепостными башнями, высоченной колокольней по проекту Константина Тона. Одних храмов в монастыре было шесть. Но, не суждено.

Вид Симонова монастыря с северо-западной стороны. Гравюра. А. Афанасьев. 1823.
Вид Симонова монастыря с северо-западной стороны. Гравюра. А. Афанасьев. 1823.
Симонов монастырь в Москве. Л. П. А. Биш-Буа. Из акварельного альбома Виды Москвы, 1846.
Симонов монастырь в Москве. Л. П. А. Биш-Буа. Из акварельного альбома Виды Москвы, 1846.

Использованные источники: Лидия Шитова. Симонов монастырь. Зеркало истории. М.: Прогресс-Традиция, 2016; И.Ф.Токмаков. Историческое археологическое описание… Симонова монастыря. Репринт оригинального издания: М.: Типолитография вдовы Н. Л. Орлова, 1896; Московский Симонов монастырь: Комплексное историко-краеведческое исследование. Диссертация к.ист.наук Давиденко Д.Г.; Александров Д. Успенский собор Симонова монастыря. Библиотеке «РусАрх», 2007.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.