bogachkova1957

Categories:

От прошлого к будущему Петровского парка. Продолжение

Продолжаем прогулку по Петровскому парку.  Начало смотрите в первой части.

Напротив «Эльдорадо», по другую сторону Красноармейской улицы,  располагалось здание еще одного ресторана  - «Аполло», также принадлежащего И.А.Скалкину. Это такой загородный особнячок эклектичного стиля с «мавританскими» башенками, о прошлом которого напоминают маски сатиров над окнами второго этажа.

Музей Авиации и Космонавтики. Фото 2021.
Музей Авиации и Космонавтики. Фото 2021.

Вскоре после революции заведение закрылось, и здание начало было приходить в запустение. Но в середине 1920-х годов в нём был организован Аэромузей, получивший впоследствии наименование Центрального дома авиации и космонавтики. В настоящее время здание в состоянии полного уныния.

Музей Авиации и Космонавтики. Маска сатира над окном.
Музей Авиации и Космонавтики. Маска сатира над окном.

В северо-западном углу Петровского парка сходятся пять улиц: Нарышкинская аллея, улица Серёгина, Планетная улица, Петровско-Разумовская аллея и Старый Петровско-Разумовский проезд. В центре круговой развязки установлен памятник гусарам - участникам войны 1812 года. Авторы: художники Н. Медведев, Е. Моисеев и Г. Зарякин. Авторы памятника в детстве, наверное, очень любили леденцы «Петушок на палочке», уж очень напоминает сейчас этот ржавый гусар сладкое лакомство.

Памятник гусарам - участникам войны 1812 года. Фото 2021.
Памятник гусарам - участникам войны 1812 года. Фото 2021.
Частная лечебница психиатра Ф.А. Усольцева. Ограда клиники. Фото 2021.
Частная лечебница психиатра Ф.А. Усольцева. Ограда клиники. Фото 2021.

Пройдя чуть дальше по Старому Петровско-Разумовскому проезду, обратим внимание на необычную  ограду с угловыми башенками с левой стороне улицы. За оградой, как и сто лет назад, располагается психиатрическая клиника, сейчас московская областная, а когда-то частная лечебница психиатра Ф.А. Усольцева (ул. 8 Марта, 1). Знаменита эта частная лечебница стала тем, что в ней у доктора Усольцева лечился художник Михаил Врубель, который дважды лежал здесь  - летом-осенью 1904-го и с марта 1905-го по январь 1906 года. Здесь он создавал свои последние работы: «Видение пророка Иезекииля», портреты хозяина лечебницы и его пациентов, знаменитый портрет Брюсова. Многое осталось неоконченным: Врубель внезапно ослеп и был увезен в Петербург, где умер в 1910 году.

Ворота и ограда в неорусском стиле. Арх. Ф.О. Шехтель по эскизам М.А.Врубеля. 1904-1905. Фото 2021.
Ворота и ограда в неорусском стиле. Арх. Ф.О. Шехтель по эскизам М.А.Врубеля. 1904-1905. Фото 2021.

Считается, что ограда и ворота клиники выполнены архитектором Федором Шехтелем по эскизам Врубеля. Скорее всего, это так и есть, но никаких эскизов, ни у Шехтеля, ни у Врубеля этой ограды не обнаружено. Врубель и Шехтель были друзьями – видимо это и дало основу для утверждения их авторства данной ограды. А ворота ограды в старых путеводителях называли Сказочными. 

Частная лечебница психиатра Ф.А. Усольцева. Орнамент деревянной ограды.
Частная лечебница психиатра Ф.А. Усольцева. Орнамент деревянной ограды.
«Врубель поразительно рисовал орнамент, ниоткуда никогда не заимствуя, всегда свой» - К. Коровин. 

Тем не менее, несмотря на подсобное назначение, это сооружение без преувеличения можно причислить к выдающимся памятникам в неорусском стиле или национально романтической версии модерна. Ограда достойно дополняет группу неорусских построек, возведённых по проектам Ф.О. Шехтеля в начале 1900-х годов. Необычность и уникальность архитектурного решения ограды вызвана использованием вместо привычной металлической решётки  - деревянных панелей в каменных столбах. А где-то среди современных корпусов, кстати,  сохранились деревянные постройки конца XIX века, оставшиеся от частной лечебницы Ф.А. Усольцева.

Общий вид ограды напоминает крепостные стены древнерусского города. Столбы ограды имеют трехгранные завершения, слегка расширяются книзу и потому кажущиеся особенно монументальными, подобны стенам древних кремлей. Это сходство особенно очевидно выступает в облике башен, расположенных на углах ограды. Квадратный в плане объём башен завершается двухъярусным шатром. Над нижней, чешуйчатой, восьмигранной в плане частью высится вторая - квадратная в плане. Вместо традиционного для русской архитектуры сочетания объёмов - восьмерик на четверике, здесь Шехтель применил противоположный — в виде четверика на восьмерике. Переход от восьмигранника к квадрату выполнен в виде ризалитов с арочными нишами килевидной формы, представляющими что-то вроде киотов.

В настоящее время со стороны Старого Петровско-Разумовского проезда ограда в плохом состоянии. В декабре 2006 года часть деревянного забора с улицы 8 марта слева от ворот была разобрана и заменена на металлический гофролист. А вот перед новым бизнес-центром «Трио», построенным на части территории Московской областной клинической психиатрической больницы, историческая ограда Врубеля отреставрирована и выглядит превосходно.

Пройдем по Верхней Масловке до Дома Анны Адольфовны Гильбих (ул. Верхняя Масловка, 18). Этот дом - уникальный для Москвы образец дореволюционного дачного строительства; вероятно, это последняя сохранившаяся деревянная дача Петровского парка.

Дом Анны Гильбих. Арх. Г.А. Кайзер.  1912-1913. Фото 2021.
Дом Анны Гильбих. Арх. Г.А. Кайзер. 1912-1913. Фото 2021.

Своеобразие здания - в сочетании бревенчатых стен, восходящих к древнерусскому зодчеству и подчеркивающих загородный статус дома, и элементов неоклассического стиля.  Возведен особняк в 1912-1913 годах на границе тогдашнего Петровского парка (в некоторых источниках можно встретить ошибочную дату постройки дома 1906 год, однако купчая на землю датируется 25 февраля 1912 года). Точно также неверно указывается, что заказчиком был коннозаводчик Николай Павлович Малютин, который будто бы построил этот дом для своей любовницы Анны Адольфовны Гильбих как дачный. Но он скончался в 1907 году, и, конечно, не мог принимать никакого участия в покупке участка и строительстве дома. Автором проекта усадьбы А.А. Гильбих является Георгий Александрович Кайзер, известный в то время московский зодчий.

Дом Анны Гильбих.  Фото 1950-1959.
Дом Анны Гильбих. Фото 1950-1959.

Боковые части главного фасада изначально имели небольшие фронтоны; центральную часть крыши, согласно проекту, венчала двухэтажная мансарда с башенкой, под которой был зимний сад. В дальнейшем фасад был несколько изменен: вместо двух фронтонов лопатки оказались увенчаны небольшим декоративным козырьком слева и крупным граненым металлическим куполом с козырьком в виде кривой сложной формы справа. Окно под куполом имело двойную ширину и полуарочное завершение. Купол сохранялся на здании вплоть до 1970-х годов: он запечатлен на картине художницы  М.К. Финогеновой. На дворовой территории стояла конюшня и флигель, построенный из камня, для обслуги.

Дом Анны Гильбих на картине М.К. Финогеновой.
Дом Анны Гильбих на картине М.К. Финогеновой.

Кто такая Анна Адольфовна Гильбих? И какое отношение к ней имеет коннозаводчик Николай Павлович Малютин? Из книги Я.И. Бутовича «Лошади моего сердца» мы узнаем, что Анна Адольфовна Гильбих была гражданской женой известного на всю Москву коннозаводчика, купца 1-й гильдии Николая Павловича Малютина (1852–1907). Один из лучших орловских рысаков Н.П. Малютина изображен на картине знаменитого художника Валентина Серова «Летучий серый жеребец орловской рысистой породы». 21-летний Серов снимал комнаты в доме Н.П. Малютина на Тверском бульваре (позже проданном им «водочному королю» П.П. Смирнову) и по предложению хозяина дома написал картину в счет годовой арендной платы.

«Анна Адольфовна Гильбих, немолодая женщина еврейского типа и такого же происхождения, была некрасива, криклива и невероятно кривлялась. Малютин очень ее любил и был невероятно чуток к тому, как относились к ней. Малютин баловал ее до безобразия, у нее не было только что птичьего молока. Тяжело было видеть этого почтенного барина-старика под башмаком такой недостойной женщины» - такую нелицеприятную характеристику дает ей Яков Бутович. Далее он пишет, что после более чем десяти лет проживания с Н.П. Малютиным Анна Гильбих неожиданно вышла замуж за одного из его лучших наездников, Павла Алексеевича Чернова. 

После революции дом оставался жилым вплоть до начала 1970-х годов. После расселения здание было передано управлению завода «Художественная гравюра». В конце 1970-х – начале 1980-х годах в доме произошел пожар, вследствие которого купол, мансарда, чердак и часть фасадного декора были утрачены. Сохранились оконные и дверные проемы, их декор был частично восстановлен. Первоначально имевшее Г-образную планировку здание было достроено до прямоугольного объема. При этом внутренняя планировка его старой части осталась неизменной: в центре лестница, ведущая на второй этаж, слева и справа от нее расположены бывшие жилые помещения. В лестничном коридоре сохранились структура расстекловки центрального окна и подлинные балки из лиственницы.

Фасадные окна первого этажа при реконструкции теперь украшены ставнями с резными деревянными накладками, а вход оформлен мозаиками. Думаю, что скоро этот дом сожгут – случайно.

Вернемся вновь в нынешний Петровский парк. На углу Мирского переулка и Петровско-Разумовской аллеи на территории Института авиационной и космической медицины находится здание, единственное сохранившееся от былой роскоши ресторана «Мавритания» (Петровско-Разумовская аллея, 12а строение 2).

Ресторан «Мавритания». Арх. П.П. Зыков. 1895. Фото 1901-1903.
Ресторан «Мавритания». Арх. П.П. Зыков. 1895. Фото 1901-1903.

В 1878 г. трактирщик Иван Федорович Натрускин приобретает участок земли в парке по Большой Прудовой аллее (ныне Петровско-Разумовская), на которой в 1895 году строит ресторан «Мавритания» по проекту архитектора Петра Павловича Зыкова.
Ресторан «Мавритания» работал только летом и осенью. В летнее время обширное владение Натрускина выглядело особенно великолепно. Его гордостью были всевозможные экзотические растения, которые заказывались в южных странах. Визитной карточкой и одной из главных достопримечательностей ресторанного заведения стал изобретённый Натрускиным газон, который цвёл с мая по октябрь. По имени ресторана газон получил название «Мавританского». Впоследствии его секрет был продан известной московской фирме Иммеров, занимавшейся поставкой семян растений.

Ресторан «Мавритания». Фото 1905-1908.
Ресторан «Мавритания». Фото 1905-1908.

В ресторанном владении Натрускина насчитывалось более двадцати построек, способных удовлетворить самые разнообразные вкусы его посетителей: уединённые беседки, созданные по образцам самых разных стилей, таинственные гроты, деревянная эстрада для выступлений артистов и такая же галерея для прогулок. В центре владения располагался пруд с купальней, а в глубине участка – собственные курятники, коровники, сараи и погреба, служившие нуждам ресторана. Большинство построек ресторана были деревянными. Только в 1912 году хозяева обновили «Мавританию» - тогда и появилось то кирпичное здание, которое сохранилось до наших дней. 

Ресторан «Мавритания». Фото 1912-1917. Слева кирпичное здание 1912 года, которое сохранилось.
Ресторан «Мавритания». Фото 1912-1917. Слева кирпичное здание 1912 года, которое сохранилось.
Бывшее каменное здание ресторана «Мавритания». Фото 2021.
Бывшее каменное здание ресторана «Мавритания». Фото 2021.

За годы своего существования ресторан «Мавритания» успел занять своё место и в русской литературе: он упоминается в произведениях Н. С. Лескова, а также в романе «Воскресение» Л. Н. Толстого, именно в ресторане «Мавритания»  Катюша Маслова подсыпала лишнюю дозу снотворного купцу 2-й гильдии Смелкову.

В советское время на месте «Мавритании» разместился  институт военной медицины. Именно здесь готовили собак для космических исследований. Вполне логично, что у стен института в 2008 году появился памятник первой собаке-космонавту - Лайке. 

Второй ресторан И.Ф.Натрускина - «Стрельна» - располагался на углу Петербургского шоссе и Пеговского переулка (ныне ул. Серегина). Ресторан «Стрельна» имел зал с эстрадой и роскошный зимний сад, а бассейны сада были полны разнообразной рыбы. 

Ресторан «Стрельна».  Зимний сад. Фото 1902-1905. За деревьями - Петровский путевой дворец.
Ресторан «Стрельна». Зимний сад. Фото 1902-1905. За деревьями - Петровский путевой дворец.

В ресторане «Стрельна» австро-венгерская колония любила отмечать годовщины рождения императора Франца-Иосифа, французская - ежегодно собиралась в день взятия Бастилии, а англичане пили за здоровье королевы Виктории.

Особняк архитектора Н. А. Эйхенвальда. Фото 1912-1914.
Особняк архитектора Н. А. Эйхенвальда. Фото 1912-1914.

Напротив ресторана «Стрельна», на углу Пеговского переулка, в 1911-1912 гг. построил свой особняк архитектор Николай Александрович Эйхенвальд на арендованной у Дворцового ведомства земле. Угол шоссе и Пеговского переулка. Поскольку в юбилейный 1912 год было модно строить здания в стиле 100-летней давности, особняк выполнен по мотивам дома князя Гагарина на Новинском бульваре - известнейшей ампирной послепожарной постройки.

Дача рестораторов и промышленников Пеговых. Фото 1911.
Дача рестораторов и промышленников Пеговых. Фото 1911.

В Пеговском переулке во владении №3 стояла дача рестораторов и промышленников Пеговых, которая от них перешла в приданое крупным меховщикам и благотворителям Москвы Сорокоумовским. 

Сейчас здесь в районе бывшего Пеговского переулка располагаются два здания заурядной постройки: бывшая дача Лаврентия Берии (слишком много у него было дач) за кирпичным забором 1939 года, и Центр содействия семейному воспитанию «Петровский парк» 1937 года, но никакой архитектурной ценности они не представляют. А вот на их месте в 1910 году располагалась  Лыжная станция спортивного общества «Унион».

Лыжная станция «Унион». Фото из журнала «Русский спорт» №5 за 1910 год.
Лыжная станция «Унион». Фото из журнала «Русский спорт» №5 за 1910 год.

Вернемся вновь на Петровско-Разумовскую аллею. Напротив Института авиационной и космической медицины на месте двух домов 1953 (Жилой дом Министерства обороны – «Дом с шарами», архитектор М. М. Дзисько - Петровско-Разумовская аллея, 16) и 1957 (ул. Верхняя Масловка, 21) годов постройки находился загородный дом Ивана Викуловича Морозова.

Жилой дом Министерства обороны – «Дом с шарами». Арх. М. М. Дзисько. 1953. Фото 2021.
Жилой дом Министерства обороны – «Дом с шарами». Арх. М. М. Дзисько. 1953. Фото 2021.
Загородный дом Ивана Викуловича Морозова. Арх. Ф.Шехтель. 1895. Фото 1895-1900.
Загородный дом Ивана Викуловича Морозова. Арх. Ф.Шехтель. 1895. Фото 1895-1900.

В 1895 году в Петровском парке для Ивана Викуловича Морозова строится загородная дача. Автором проекта был архитектор Федор Осипович Шехтель, который уже не первый раз сотрудничал с Морозовыми - достаточно вспомнить такие его впечатляющие работы, как особняк Саввы Тимофеевича на Спиридоновке или роскошные интерьеры, выполненные в особняке старшего брата Ивана Викуловича, Алексея Морозова. 

Каминный зал на даче И. В. Морозова. Арх. Ф.Шехтель. Фото 1896.
Каминный зал на даче И. В. Морозова. Арх. Ф.Шехтель. Фото 1896.
Ворота в загородную усадьбу И.В.Морозова в Петровском парке. Фото 1896.
Ворота в загородную усадьбу И.В.Морозова в Петровском парке. Фото 1896.

Формат дачного дома был тогда еще в новинку - аристократия и купечество предпочитали особняки и большие усадебные дома. Но дачная архитектура, отличительной чертой которой была легкость, уже активно развивалась, и Шехтель создал для Ивана Викуловича талантливый синтез английской готики и горного шато, почти до предела романтизировав общий стиль - эти воздушные домики как будто сошли со страниц сказок братьев Гримм. 

Конюшни и манеж на даче И.В.Морозова. Фото 1895-1900.
Конюшни и манеж на даче И.В.Морозова. Фото 1895-1900.
Домик конюхов и берейторов на даче И.В.Морозова. Фото 1896.
Домик конюхов и берейторов на даче И.В.Морозова. Фото 1896.

На территории загородной усадьбы И.В.Морозова были выстроены также конюшни, домик для конюхов и восьмигранный огромный крытый манеж. Увы, но это прекрасное произведение Шехтеля было полностью разрушено в конце 1950-х годов. На карте 1952 года загородная усадьба И.В.Морозова еще присутствует, стрелочкой показано ее расположение.

Главный фасад. Архитектурная отмывка. Воссозданная графика. 1895. Автор: Рылько В.В. Студенческая работа 2020 года по воссозданию главного фасада дачи И.В. Морозова, арх. Ф.О. Шехтель.
Главный фасад. Архитектурная отмывка. Воссозданная графика. 1895. Автор: Рылько В.В. Студенческая работа 2020 года по воссозданию главного фасада дачи И.В. Морозова, арх. Ф.О. Шехтель.

Еще один ресторан в Петровском парке - «Кавказ» находился на Театральной аллее на месте нынешнего северного входа стадиона «Динамо».


Петровский парк. Ресторан «Кавказ».  Фото 1911.
Петровский парк. Ресторан «Кавказ». Фото 1911.

В 1835 г. по проекту тогдашнего главного архитектора Москвы М.Д. Быковского по оси Дворцовой аллеи (прямо на месте стадиона «Динамо») был выстроен летний деревянный театр, примерно тогда же было построено и здание «Воксала» - многофункционального развлекательного заведения. «Воксал» — русский предок развлекательных центров. Там располагались залы для балов, концертные сцены, столовые, игровые комнаты, библиотеки с новейшей литературой и смотровая площадка на крыше. У «Воксала» даже был свой герб: лира с буквой «В», окруженная венком. На сцене «Воксала» выступал венгерский пианист Ференц Лист и дебютировал десятилетний Антон Рубинштейн. Фото этого «Воксала»  не обнаружила, а находился он, примерно, на месте жилого комплекса «Петровский замок» (Петровско-Разумовская аллея, 10). В первой половине XIX века это было единственное в своем роде заведение, но в конце XIX века полностью обветшавший воксал был снесен.

В конце дам ответ на свой же вопрос – понравился ли мне Петровский парк в настоящее время. Отвечу однозначно – нет. Сегодня оставшаяся, дожившая до наших дней часть парка – маленький скверик, по сравнению с его былым могуществом. Общая площадь парка — 25,5 га. Все аллеи парка сейчас интенсивно используются для движения автотранспорта, представляя собой сплошные автодорожные развязки. Зеленая зона парка настолько не ухожена, что это вызывает просто недоумение – как так, недалеко от центра Москвы такое безобразие: заброшенный лес, не подрезанные кусты, всего одна заросшая травой клумба, мусор и крапива выше человеческого роста, плитка вся щербатая и кривая. На весь парк я насчитала только 6 лавочек (не считая двух детских площадок) и полное отсутствие мусорных урн. А в части парка напротив виллы «Черный лебедь» темно и страшно даже днем. Еще в парке отсутствуют велосипедные дорожки. Газон подстрижен только там, где его видно от метро, да и то плохо.

Конечно, это не касается Петровского путевого дворца, это творение М.Казакова столь величественно, что мне хочется называть его Замком, и этот Замок живет своей жизнью, и ему глубоко наплевать на то, есть так какой-то парк или его нет.

Так что получается, что единственным в настоящий момент обустроенным местом является комплекс двух станций метро «Динамо» и стадиона между ними. Получился такой стильный островок в духе современного урбанизма.

Вроде бы власти запланировали восстановление исторической архитектуры Петровского парка и его экореабилитацию. И даже, пишут, что уже разработана концепция. Но от концепции до реализации, как известно, дистанция огромного размера.

Использованные источники: http://www.archnadzor.ru/2020/04/27/poslednyaya-derevyannaya-dacha-petrovskogo-parka-mozhet-byit-unichtozhena/; «Московский журнал», №3, 2012 - Фролов А.И. «Петровский парк»; Загоскин М.Н., Москва и москвичи; Благово Д.Д. Рассказы бабушки, «Немецкие адреса Старой Москвы», 2006; Вера Бокова, «Повседневная жизнь Москвы в XIX веке»; Ирина Ильичева, «Москва и москвичи через призму столетия»; М.В.Нащокина. Московский модерн. 5-е изд. Санкт-Петербург: Коло, 2015; М.В.Нащокина. Наедине с музой архитектурной истории.  Из-во «Улей», 2008; Л.Кекушев. Архитектурное наследие Москвы. ООО «Вега», 2012.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.