bogachkova1957

Categories:

Усадьба Узкое – храм Казанской иконы Божией матери

«Построена в котором году и кем неизвестно, ибо в означенной церкви никаких записок не имеется». - Клировая ведомость Казанской церкви в Узком. 1828 год.

Тогдашний владелец усадьбы Узкое Тихон Никитич Стрешнев построил эту каменную церковь Казанской иконы Божией матери в 1697 году.

Церковь Казанской иконы Божией матери в усадьбе Узкое. 1697. Арх. неясен. Фото 2021.
Церковь Казанской иконы Божией матери в усадьбе Узкое. 1697. Арх. неясен. Фото 2021.

Судьба Стрешнева смолоду оказалась связанной с жизнью императора Петра I. При рождении царевича он был вместе с князем Борисом Алексеевичем Голицыным определен к нему в качестве «поддядьки», то есть первого домашнего воспитателя. Стрешнев был Петру родственником, хотя и очень отдаленным: он являлся «правнучатым братом» царя Алексея Михайловича. Обладавший глубоким, проницательным умом и благородством характера, 28-летний Тихон Никитич искренне привязался к своему питомцу, а после смерти царя Алексея Михайловича, несомненно, осознал и лежавшую на нем ответственность в воспитании наследника престола. 

Боярин Стрешнев – во времена строительства храма в Узком - одно из первых лиц в государстве. Даже в официальных документах его зачастую именуют просто «Тихон Никитич», поскольку всем известно, о ком идет речь. Однако внешнее могущество давно не радует, а тяготит Тихона Никитича, ибо покупается оно во многом ценою спасения собственной души. Читая свидетельства современников о боярине Стрешневе, поражаешься, с одной стороны, величиной и одаренностью этой натуры, с другой, - болезненной раздвоенностью его характера, существованием в одном человеке двух людей, живущих в постоянном противоречии.

История создания Казанского храма в миниатюре отражает весь ход болезненного духовно-нравственного перелома, который пережила Россия с наступлением петровской эпохи. Сердце Стрешневы исполнялось покаяния, а покаяние искало и внешней формы выражения, лучшей из которых благочестивому русскому человеку XVII столетия виделось основание монастыря. Под кров обители, созданной собственным усердием и трудами, можно было на склоне лет - Тихон Никитич стоял на пороге своего 50-летия - совсем удалиться от мира.

Мысль о создании монастыря зрела у Тихона Никитича не один год. Узкое обладало идеальным положением для создания монастыря: оно было удалено от столицы и в то же время легко досягаемо. Возвышенная пленительной девственной красоты местность была словно самой природой предназначена для создания храма. Выбор Стрешнева оказался безукоризненным, и сейчас, три века спустя, Казанская церковь в Узком возносится над Москвою, знаменуя господствующую высоту современного города. Усадьба и село Узкое не были видны с дороги, и взгляд восхищенного путника останавливается только на белоснежном силуэте храма, возносившемся над бесконечными пространствами леса. 

Строительство каменной церкви началось в Узком весной 1697 года после отъезда царя Петра в заграничное путешествие. Старая деревянная церковь продолжала существовать для жителей Узкого как приходская, а создавался новый величественный монастырский храм рядом.

Возведенный в архитектурном стиле, который принято именовать термином «нарышкинское (или московское) барокко», Казанский храм оказался довольно нехарактерной для него постройкой. В последнем десятилетии XX века заговорили об уникальности церкви в Узком, и даже возникла гипотеза, что строил ее иностранный мастер, поскольку в архитектурном отношении эта постройка значительно опередила свое время, но создал ее, конечно, не иностранец, а русский зодчий, но существенно не то, что он предвосхитил архитектурные приемы, распространившиеся позднее, а в своем необычном решении облика храма не оставил потомкам возможности достроить что-либо, нарушающее первозданный вид.

Говоря о храме, остановимся только на тех архитектурных особенностях, которые помогут нам понять замысел храмоздателей, воплотившийся в камне. Необходимость в короткое время возвести храм-собор, достойный стать центром обители, и совершенная непредсказуемость в развитии событий, связанных с созданием монастыря, обусловили своеобразие и неповторимый облик Казанской церкви.

Образ главного монастырского собора, по традиции, сложившейся в русском зодчестве XVI-XVII веков, был немыслим без венчающего храм пятиглавия. Зодчий Казанской церкви с поразительным умением использовал возвышенное положение Узкого: храм словно вырастает из крон бескрайнего леса, и непонятно, имеет ли он земное основание или его главы парят в воздухе. Заметное издалека традиционное пятиглавое завершение церкви в Узком не предвещало никаких неожиданных особенностей в ее архитектуре. В силу этого Казанский храм никогда не становился предметом пристального рассмотрения исследователей «московского барокко» - он и здесь тщательно оберегал свою тайну.

Вид храма сверху. Автор po_strane. Фото 2018.
Вид храма сверху. Автор po_strane. Фото 2018.

Традиционное пятиглавие Казанской церкви имеет не свойственную московским храмам ориентацию малых глав по сторонам света. Храм возведен в форме равноконечного креста, концы которого образуют башни алтаря, приделов и притвора. 

Крестообразный план храма Казанской иконы Божией матери в усадьбе Узкое.
Крестообразный план храма Казанской иконы Божией матери в усадьбе Узкое.

Крестообразный план, позволяющий придать зданию абсолютную симметричность, и обусловленная им нетрадиционная постановка глав отличают наиболее совершенные храмы «московского барокко». В XVII подобные планы получили развитие в основном не в крупных постройках, а в сравнительно небольших, преимущественно вотчинных, церквях. Но в вотчинных церквях легкая, стремящаяся ввысь ярусная башня - центр композиции храма - окружена сильно пониженными боковыми объемами, а в Узком четыре высокие ярусные башни, восходящие почти до уровня центральной, «вливаются» в основной объем Казанского храма, образуя равноконечный крест и вознося к небу соборное русское пятиглавие. Среди московских церквей XVII столетия подобное высокое пятиглавие имеют только две: Большой собор Донского монастыря и наш Казанский храм в Узком. 

Большой собор Донской иконы Божией Матери. 1683-1689. Фото 2020.
Большой собор Донской иконы Божией Матери. 1683-1689. Фото 2020.

Не кажется удивительным, что единственным храмом, с которым имеет сходство Казанская церковь в Узком, является Большой собор Донского монастыря: постройка величественного и невиданного по композиции Большого собора завершалась в то время, когда в Узком только начинали возводить церковь. Здания в XVII веке, как правило, «заводились по образцу», и, видимо, именно этот храм послужил прототипом «соборной церкви в Узком».

Единство здания, центричность его композиции подчеркивают в нижнем ярусе полуколонны большого ордера, с венчающим их антаблементом, а во втором - оконный пояс, В то же время Казанская церковь объединяет в себе несколько самостоятельно развитых в архитектурном отношении зданий - ярусных башен, составляющих концы креста. Уникальность композиции «соборной церкви в Узком» обусловлена тем, что она является одновременно и единым зданием, и сочетанием нескольких.

Такое решение было выбрано отнюдь не случайно. Начиная возведение храма, Тихон Никитич Стрешнев прекрасно понимал, что осуществление его замысла может быть в любой момент прервано, поэтому храм строился так, чтобы первое время он один мог служить целым маленьким монастырем. Он объединял в себе три самостоятельных (по числу престолов) храма: Иоанновская и Никольская церкви-приделы были внешне и внутренне архитектурно закончены. Каждая из них была увенчана главой, имела алтарь, иконостас, солею и два выхода: в центральный придел и во вне храма. Зодчий Казанского храма с поразительным совершенством справился с задачей построения совершенно симметричного храма, имеющего боковые приделы и лишенного подклета. В московском зодчестве XVII века этот пример уникален.

Колокольня в башне притвора.
Колокольня в башне притвора.

Высокой башней стала алтарная апсида. Увенчанная главой башня притвора воспринимается как слившаяся с храмом колокольня. Величественное соборное пятиглавие послужило причиной того, что ярус звона расположили не в центральном объеме, а сдвинули в барабан западной главы - архитектурный прием, также не имеющий аналогов в московском храмовом зодчестве.

Церковь Казанской иконы Божией матери. Аксонометрический разрез.- Внутренний вид центрального храма. - Внутренний вид придельного Никольского храма.
Церковь Казанской иконы Божией матери. Аксонометрический разрез.- Внутренний вид центрального храма. - Внутренний вид придельного Никольского храма.

Центральный придел храма в Узком посвящен Казанской иконе Пресвятой Богородицы, а боковые освящены в честь: Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и Святителя Николая Чудотворца. В композиции трех церквей-башен, где две боковые, символизирующие духовное покровительство святых угодников, в буквальном смысле «прилепились» к центральной Богородичной, воплотилось боговдохновенное слово псалмопевца Давида: «Прильпе душа моя по Тебе, мене же прият десница Твоя» (Пс. LXII, 9).

Неповторимый облик «соборной церкви в Узком» воплотил в себе образ храма-собора и храма-монастыря, величественного памятника несломленного русского благочестия.

Письменных свидетельств о том, какой зодчий возвел в Узком каменную Казанскую церковь, не обнаружено. «Неизвестному нам талантливому мастеру удалось создать подлинный шедевр русского храмового зодчества XVII столетия»

Исключительным было общественное положение Тихона Никитича: в государственном управлении существовало «личное» объединение приказов, во главе которых стоял боярин Стрешнев. В его руках находился и приказ Каменных дел, осуществлявший казенное каменное строительство Русского государства. Под началом Стрешнева состояли производившие строительные работы «каменных дел подмастерья», среди которых были талантливые зодчие. Обстоятельства возникновения Казанской церкви, своеобразие ее облика, гармонично сочетающего черты зодчества «великия, и малыя, и белыя Руси», ряд стилистических особенностей, наконец, сроки ее возведения позволили сделать предположение, что создателем храма является выдающийся мастер XVII столетия, представитель «московского барокко» Осип Дмитриевич Старцев. Но это только предположение, и не больше.

Выложенные из кирпича полуколонны большого ордера, создающие единство основания и увлекающие вверх его монолит, были приемом, совершенно новым для московского зодчества XVII века. 

Большинство лучших памятников «московского барокко» отличает белокаменное убранство, но большинство деталей Казанского храма было создано из кирпича, а белый камень применялся очень скупо и только там, где необходима была его прочность, и не требовалось сложной обработки. Именно поэтому в Узком отсутствуют традиционные для конца XVII века коринфские капители, которые можно было выполнить только из белого камня. Это уберегло облик храма от известной вычурности, свойственной «московскому барокко», и подчеркнуло его соборную строгость и величавость.

Казанский храм поражает не дробным изысканным декором, а удивительным единством своего облика, устремленного ввысь. Движение вверх начинают огромные полуколонны, тянутся ввысь хрупкие изящные колонки оконных обрамлений. Стены храма прорезаны вертикалями: выступающие из полукруглых объемов нижнего яруса пилястры в верхнем переходят в грани восьмериков, создавая вертикальные ряды окон. Чем выше располагается окно, тем дальше «отступает» оно от взгляда наблюдателя, создавая стремительное движение ввысь, пронизывающее весь облик храма.

Еще более поражают взгляд декор оконных проемов, плавно восходящий от нижнего окна к верхнему и объединяющий их в единое вертикальное целое: движение вверх усиливается благодаря контрастному сочетанию выпуклых, наложенных на поверхность здания фронтонов нижних окон, с заглубленными, вырезанными в толще стены фронтонами верхних.

Декор оконных проемов первого и второго ярусов.
Декор оконных проемов первого и второго ярусов.

От яруса к ярусу увеличивается высота оконных проемов «соборной церкви в Узком», что превосходно корректирует их зрительное восприятие. Оконные обрамления придают нарядность строгой белоснежной глади стен Казанского храма. Их мягкие и изысканные линии становятся киотом для чудотворного образа Пресвятой Девы, и ее присутствие скрашивает аскетический облик монастырского собора. Икона никогда не подвергалась реставрации, ее только почистили и закрыли стеклом. Долгое время нельзя было различить образ, но постепенно он стал проявляться, и сейчас четко видно, что Пресвятая дева улыбается.

Чудотворная икона Казанской Божией матери.
Чудотворная икона Казанской Божией матери.

К осени 1697 года храм в Узком был возведен до глав. Наряду с каменностроительными работами началось создание интерьеров, происходившее одновременно в центральном храме и в приделах. Внутреннее убранство храма целиком соответствовало его внешнему облику. Ослепительной белизны стены не несли никаких росписей, а словно освещали храм. Украшением величавого и строгого облика соборной церкви стали установленные во всех трех приделах многоярусные резные иконостасы. Для создания иконостасов в Узкое были призваны иконописцы Оружейной палаты, царские изографы, лучшие и именитейшие мастера XVII века. История сохранила для нас имена царских изографов, создавших иконописное богатство «соборной церкви в Узком»: Георгий Зиновьев - самый талантливый и близкий ученик знаменитого Симона Ушакова, Николай Соломонов, в свою очередь ученик Георгия Зиновьева, и Василий Леонтьев, обладавший кроме иконописного, еще и незаурядным певческим дарованием. Именно Николай Соломонов создал образ Святителя и Чудотворца Николая, который назван был выдающимся знатоком и ценителем русского искусства А. М. Васнецовым «удивительным по выразительности».

К сожалению, прекрасные произведения XVII века были вывезены из Казанской церкви после прекращения богослужений, и судьба этого уникального собрания остается до сих пор неизвестной. 

Кто-то из них: Георгий Зиновьев, Николай Соломонов, Василий Леонтьев. Казанская икона Божией Матери над западным порталом храма в Узком. 1697-1698. Фото 2021.
Кто-то из них: Георгий Зиновьев, Николай Соломонов, Василий Леонтьев. Казанская икона Божией Матери над западным порталом храма в Узком. 1697-1698. Фото 2021.

Нетронутой сохранилась лишь одна святыня - Казанская икона Божией Матери, написанная на западной наружной стене над главным входом в храм. Перед Ликом Пресвятой Девы не прекращалась молитва и в годы гонений, и Сама Пречистая не покидала своей обители, знаменуя своим чудотворным образом грядущее возрождение.

В храме была устроена специальная ложа для владельца и членов его семьи, но она исчезла еще задолго до революции. Ныне на этом месте - простая балюстрада. 

Первый раз купола храма были заменены в 1779 году при Голицыных, возможно, повторив форму прежних, родных куполов. После революции 1917 года усадьба и храм были переданы в ведение Академии наук СССР, но церковь оставалась действующей до 1930 г., когда ее настоятель Д.И.Соколов был выселен из Узкого и выслан в Сибирь. Первоначально предполагалось устроить в церкви клуб. Местным жителям разрешили разобрать по домам иконы. В 1932 году исчезли все три церковных иконостаса. После этого один раз в церкви показали кинофильм. Затем в ней размещались магазин и общежитие. В 1933 году на совещании в строительном секторе Комиссии содействия ученым было принято решение превратить церковь в водонапорную башню, для чего «установить напорные баки один над другим в одном из крайних приделов церкви…». Но, Слава Богу, не реализовали сей проект.

В начале 1950-х годов в церковь Узкого Фундаментальная библиотека по общественным наукам АН СССР (ныне Институт научной информации по общественным наукам РАН) перевезла часть своих фондов. В основном, это были издания, не пользующиеся спросом, дубликаты (так называемые «седьмые экземпляры»), отечественные и зарубежные периодические издания книги на иностранных языках, как поступавшие в СССР легальными путями, так и вывезенные из Германии после Второй мировой войны. Местные жители говорят, что там хранились: часть готской библиотеки, дневники И.Канта и другие редкие издания. Позже все, что сохранилось, было вывезено в ИНИОН.

Храм еще с куполами. Фото 1959.
Храм еще с куполами. Фото 1959.

Проржавевшие купола в 1959 году они были сняты и заменены невысокими конусообразными кровлями.

В ходе реставрации в 1979 году частично восстановили жуковины на ставнях, икона над входом была расчищена и застеклена, здание, побеленное внешне, получило новые купола, выполненные по проекту архитектора С.С.Кравченко. К сожалению, С.С.Кравченко не понял памятник, трактуя его только как образец традиционного московского зодчества, поэтому сделанные по его проекту купола шлемовидные луковичной формы чисто московские. Предыдущие купола конца XVIII в. – настоящие украинские бани гораздо лучше гармонировали с пропорциями храма и, возможно, являлись повторением первоначальных куполов. Формы куполов по проекту С.С.Кравченко внесли диссонанс в историческую среду усадьбы.

Метаморфозы с куполами храма. Фото 1920, 1973-1976 и 2020, соответственно.
Метаморфозы с куполами храма. Фото 1920, 1973-1976 и 2020, соответственно.

В 1990-е годы была полностью уничтожена паперть из белого камня, которая относилась к постройке XVIII века. В 1990 году Казанская церковь была передана в ведение РПЦ. Спустя два года все книги из храма были вывезены, а сама церковь освящена. Постепенно началась реставрация внутренних помещений и самого здания. В процессе проведения строительных работ по реконструкции были совершены некоторые искажения. В 1998 году была построена новая паперть, а фрагменты старой частично использовали в оформлении палисадников и цветников, находящихся за зданием церкви. 

Внутреннее убранство храма. Фото в центре Арсения Тюпина, 2021.
Внутреннее убранство храма. Фото в центре Арсения Тюпина, 2021.

Резной деревянный иконостас из дерева ценных пород, покрытый позолотой, работы современных мастеров из Палеха.

Иконостас церкви Казанской иконы Божией матери.
Иконостас церкви Казанской иконы Божией матери.

Храм Казанской иконы Божией Матери в Узком является уникальным памятником русского церковного зодчества. То, что он сохранился до наших дней в таком виде, – настоящее чудо, несмотря на некоторые переделки.

Использованные источники: М.Ю. Коробко, Подмосковная Узкое. Имение и его владельцы. Журнал Наше Наследие, №29-30, 1994; Усадебное ожерелье Юго-запада Москвы. М., 1996; Ольга Щербакова. История Казанского храма в Узком. http://www.testan.narod.ru/moscow/book/uzkoe_hram/uzkoe_43.htm

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic