bogachkova1957

Categories:

Пиранези. До и после.

В связи с тем, что в Москве запрещены все досуговые мероприятия из-за эпидемии коронавируса, появилась возможность описать выставки предыдущих лет, которые я не выкладывала в сеть. В 2016 году прошла выставка в ГМИИ им. А.С.Пушкина «Пиранези. До и после. Италия – Россия. XVIII–XXI века». В экспозиции было представлено более 100 офортов мастера, гравюры и рисунки его предшественников и последователей, слепки, монеты и медали, книги. 

Джованни Батиста Пиранези (1720 — 1778) выдающийся итальянский художник-график, архитектор и археолог. Его монументальные исследования Вечного города были выражены примерно в двух тысячах изобразительных работ. На рисунках Пиранези сохранился подлинный Рим XVIII века. С детства пораженный красотой архитектуры (отец Пиранези — каменотёс, дядя — художник) Джованни Батиста мечтал реализовать себя, как архитектора. Практически каждую свою работу он подписывал «венецианский архитектор». Тем более ярким представляется парадокс его жизни — он спроектировал всего одно здание. По его чертежам была перестроена церковь Санта Мария Авентина. Поэтому его имя связывают с понятием «бумажная архитектура». Позже церковь была переименована — Санта-Мария дель Приорато, в которой и был похоронен художник. Творчество Пиранези вдохновляло придворных архитекторов Екатерины II – Джакомо Кваренги, Чарльза Камерона, Винченцо Бренну; мастеров русского авангарда – Ивана Леонидова, Константина Мельникова, Якова Чернихова…

Церковь Санта Мария дель Приорато. Рим. 1764 - 1765.
Церковь Санта Мария дель Приорато. Рим. 1764 - 1765.
Феличе Поланцани.  Портрет Пиранези. Лист из серии «Различные произведения…». 1750. Частная коллекция.
Феличе Поланцани. Портрет Пиранези. Лист из серии «Различные произведения…». 1750. Частная коллекция.

Однако отдельно в творчестве Пиранези стоит цикл «Фантазии на темы тюрем». Колоссальные и величественные, эти фантасмагорические строения должны сохранить узника в лабиринте своих переходов надежнее, чем любые замки. Каждый, кто решит описать таинственное подземелье, повергающее узника в трепет, должен обратиться к художественному наследию Пиранези. Серия Пиранези «Темницы…» со временем приобрела славу одного из главных шедевров мирового искусства всех времен.  

Первое издание «Темниц» появилось, когда Пиранези было лишь 25 лет — в 1745 году. Сюита была издана французским купцом Жаном Бушаром. По не вполне проверенным данным, гравер создал тогда четырнадцать листов отнюдь не в трезвом рассудке: заразившись по переезде в Рим из Венеции малярией, он болел долго и тяжело, изживая горячечный бред с помощью зарисовок — дескать, все эти чудовищные залы не чем иным, как бредом, и не являются. Однако достаточного количества покупателей на «Carceri» первого издания не нашлось. В 1761 году — уже прочно обосновавшись в Риме и составив себе имя — художник вернулся к этому циклу с измененным названием: «Темницы, сочиненные Дж.-Батт. Пиранези, венецианским архитектором», причем не только добавил к прежним 14 еще два листа, но и переработал прежние офортные доски. Штрихи стали более глубокими и беспокойными, появились новые, еще более странные атрибуты, да и вся атмосфера в целом стала куда более тягостной и пугающей. Если первое издание тюрем еще можно было с громадной натяжкой отнести к продуктам неоклассической рефлексии, то во втором издании никакого неоклассицизма не осталось в помине. Именно второе издание и принесло «Тюрьмам» их славу психологического шедевра. Романтики в самом буквальном смысле бредили этими гравюрами Пиранези; восторженные отклики о них оставили, среди прочих, Гюго, Бодлер и Готье, для которых «Темницы» были образцовым художественным выражением всего самого актуального: кошмара, вселенского одиночества, мегаломании и болезненной фантазии.

1. Титул: «Фантазии на темы тюрем». «Carceri d’ Invenzione di Giovanni Battista Piranesi». 

..На мощной плите, как бы венчающей некий циклопический постамент,— человек могучего телосложения, прикованный к ней цепями. Его лицо, исполненное страдания, обращено к зрителю. Кто это? Может быть это сам Пиранези? Так считали и современники художника. Достаточно взглянуть на портрет Пиранези, выполненный резцом Феличе Поланцани в 1750 году, чтобы убедиться в этом: то же могучее телосложение, тот же ракурс, та же вознесенность на постамент.

В титульном листе как бы сконцентрированы все атрибуты, мотивы и приемы сюиты. Здесь мощные каменные плиты и деревянные висячие мосты, арки всех видов и устрашающие орудия пыток, ржавые цепи, сковывающие пленников, и каменные лестницы, стремящиеся вверх. Плиты, то выдвигающиеся вперед, то уходящие в стену, тяжелые бревна с зубцами, выступающие прямо на зрителя, громады висячих мостов, движущиеся в разных направлениях, борьба света и мрака, незамкнутость, бесконечность пространства, достигнутая с помощью арок, в которых видны лестницы, разбегающиеся в самых различных направлениях.

Слово «фантазии» на титуле не случайно: в этих работах Пиранези отдал дань так называемой бумажной, или воображаемой, архитектуре. В своих гравюрах он воображал и показывал фантастические, невозможные для реального воплощения архитектурные конструкции. Внеся элементы фантасмагории, абстракции и динамичной экспрессии в архитектурную графику, Дж. Б. Пиранези надолго опередил свое время. Только спустя 200 лет и Ле Корбюзье,  Яков Чернихов и Лазарь Лисицкий подхватят знамя воображаемой архитектуры, и смело двинутся вперед к новым высотам конструктивизма!

2. «Человек на дыбе. Пытка». «The Man in the Rack». 

3. «Круглая башня». «The Round Tower».

Всю плоскость третьего листа занимает мощная цилиндрическая башня с громадным окном, забранным чудовищной прочности решеткой, поставленной на внушительных размеров цоколь. Башня со всех сторон окружена надзирателями — они у цоколя, на деревянном мосту, примыкающем к круглому смотровому окну, на галереях, рядом с каменной караульной будкой.

4. «Главная площадь». «The Grand Piazza». 

Четвертый лист сюиты - видна широкая лестница, ведущая под темные своды, где поочередно выстроились устрашающих размеров орудия пыток. В центре — прорезанная арками стена с балюстрадой, где на фоне клубящихся облаков виднеются фигуры стражников. Над арками — широкая лента фриза с рельефами, изображающими сцены пыток.

5. «Барельефы со львами». «The Lion Bas-Reliefs». 

Лист пятый, созданный через пятнадцать лет после появления первого варианта «Темниц», логически продолжает предыдущий лист. Это, пожалуй, самая блестящая по мастерству и самая загадочная по смыслу композиция сюиты. Здесь все мощно: арки, взметнувшиеся на головокружительную высоту, башни, с которых свисают цепи и канаты, плиты с барельефами, квадраты стен, сложенных неведомыми великанами. Свет заливает почти все внутреннее пространство, выхватывая из мрака рельеф, на котором изображены римляне-гиганты. Это скованные пленники, с надеждой вглядывающиеся вдаль. Позади них фигуры легионеров, внизу художник изображает львов, стерегущих этих пленников. Справа от рельефа видны громадные арки, в пролетах которых суетятся фигурки людей. Пространство листа очень динамично. 

Представляется, что громадные блоки, цепи, канаты, острые здоровенные металлические шипы на переходных мостах и около плит предназначены для пленников, которые изображены на плитах и в то же время кажутся реальными. Уж не выражена ли здесь мысль Пиранези: древние римляне, гиганты телом и духом, скрыты в неких тюрьмах, томятся в плену и их необходимо освободить, проникнув в эти тюрьмы? Во всяком случае, в этом листе сюиты впервые появляется тема античности.

6. «Дымящий огонь». «The Smoking Fire». 

7. «Подъемный мост». «The Drawbridge». 

8. «Лестница с трофеями». «The Staircase with Trophies». 

Внимание привлекают к себе необычайной величины рыцарские доспехи, помещенные по обе стороны лестницы и создающие впечатление двух сидящих громадных рыцарей. Затем взгляд останавливается на непонятной сцене на переднем плане: человек, скорчившийся на ступенях лестницы, рядом с ним—указывающий на него рукой страж и какое-то уродливое существо с резкими движениями. Откуда-то снизу по лестнице поднимаются еще две фигуры, одна из которых ярко освещена, другая в тени. Следуя за ними по лестнице вверх, взгляд наталкивается на внутреннюю стену арки. Поворот вправо — движение вдоль приставной лестницы вверх — остановка на деревянном висячем мосту — движение вверх по лестнице, расположенной в глубине,— остановка на мосту. И так далее и так далее...

9. «Колесо-гигант». «The Giant Wheel». 

10. «Узники на платформе». «Prisoners on Projecting Platform». 

На плите, выступающей над пропастью зала, извиваются и корчатся гиганты, прикованные к столбам (вспомним, что в 31-й песне Дантова «Ада» гиганты погружены по пояс в башни). О том, что это гиганты, говорит чудовищной величины отвес, расположенный в центре пространства.

11. «Арка с ракушечным орнаментом». «The Arch with a Shell Ornament». 

12. «Деревянные козлы». «The Sawhorse».

13. «Колодец». «The Well».

14. «Готическая аркада». «The Gothic Arch».

15. «Платформа арки с фонарем». «The Pier with a Lamp». 

Многослойные арки-опоры свидетельствуют, что действие происходит где-то в самом низу сооружения. Страж указывает на гигантские головы на верхних плитах столба, держащие кольца во рту. Эти кольца, по-видимому, символизируют вечную тайну. Еще ниже - картина, врезанная в каменные плиты: можно с трудом различить несколько фигур на фоне стены с многочисленными бойницами.

16. «Колонна с цепями». «The Pier with Chains».

В центре композиции на возвышении расположена каменная плита с двумя нишами, в которых видны две мужские головы, на плите — латинская надпись: «Нечестивость вредит искусствам». Любопытная сцена разыгрывается около этой плиты. Слева — существо с рукой-клешней указывает на орудие пыток, которое угрожающе демонстрирует свои зубья. Справа — человек с прекрасным благородным лицом широким жестом обеих рук указывает на спящего человека. Позади виднеется египетская колонна, а на ней — картуш с надписью: «От ужаса возрастает смелость». Справа — сооружение с барельефом и надпись: «Коварство приводит к неприятностям и возбуждает подозрение». По другую сторону, перед аркой, изображена дорическая колонна на пьедестале. Пространство листа замыкают вытянутые арки, в которые врывается солнечный свет, настолько яркий, что здания, виднеющиеся в их пролетах, почти растворяются в нем. Резкая, контрастная светотень, борьба света и мрака, безграничность пространства - отличительные черты сюиты Пиранези. Единого, однозначного, механически-однообразного пространства в этой сюите не существует - пространство приобретает способность расширяться до бесконечности, обнаруживая свои «внутренние» динамические качества, не известные до сих пор.

С тех пор, в течение двухсот с лишним лет, эти удивительные листы поражали воображение видевших их людей, вдохновляли многих на создание литературных, музыкальных, живописных произведений. Существует множество попыток объяснить их смысл. В повести английского романтика начала XIX века Де Квинси «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум» есть место, навеянное «Темницами» Пиранези: «Вдоль стен вверх ползла лестница. И, прокладывая по ней путь вверх, двигался сам Пиранези. Глаз, следящий за лестницей немного дальше, усматривал, что она внезапно обрывалась, лишенная перил и не дававшая ступить и шагу далее, разве что с тем, чтобы низвергнуться в зияющие глубины. Что бы ни случилось с бедным Пиранези, но вас охватывала уверенность в том, что здесь его трудам полагался бы конец. Но подымите глаза свои выше — и перед вами снова лестница, взлетевшая еще более высоко, и на ней — снова Пиранези. И на этот раз уже на самом краю обрыва. Подымите глаза еще раз, и еще выше вознесена очередная лестница; и снова вверх по ней движется Пиранези; и так без конца, пока обрывающиеся лестницы и безнадежно восходящий по ним Пиранези в равной мере не пропадают в полумраке зала. С такой же силой бесконечного разрастания и самовоспроизведения росли архитектурные образы моих снов».

«Происходят ли эти прекрасные листы архитектурных фантазий от помраченного и лихорадочного сознания или нет, они демонстрируют гений, его жаркое воображение, — пишет А. Хайнд, один из самых серьезных современных исследователей творчества Пиранези.— «Темницы» — наиболее фантастическое из созданного гением Пиранези. С ним рядом могут стоять только листы из сюиты «Каприччи».

Источники:  1. Торопов С.А. «Джованни Батиста Пиранези». Избр. офорты. Москва, 1939. 2. Каталог выставки «Пиранези. До и после. Италия – Россия. XVIII–XXI века». 2016.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.