bogachkova1957

Categories:

Юрий Анненков. Революция за дверью

В Музее русского импрессионизма выставка «Юрий Анненков. Революция за дверью». Анненков (1889-1974) входит в число самых дорогих русских художников, его произведения находятся в главных государственных музеях России, Франции и США и демонстрируются на международных выставках, книги пользуются популярностью у российской и франкоговорящей аудитории. 

Выставка получила название «Юрий Анненков. Революция за дверью» по французскому переводу его автобиографической «Повести о пустяках». Ее заглавие точно отражает описываемые события, когда революция происходила буквально «здесь и сейчас», за дверью квартиры. Так и значительная часть произведений, представленных на выставке, была исполнена художником в революционные годы: в них отразилась энергия эпохи, стремительный слом старой парадигмы и активное формирование новой. Название выставки метафорично: покидая молодое советское государство летом 1924 года, Анненков оставил за условной «дверью» революцию и ее последствия. 

Ю.Анненков. Автопортрет. 1919. Холст, масло. Собрание В. Дудакова и М. Кашуро.
Ю.Анненков. Автопортрет. 1919. Холст, масло. Собрание В. Дудакова и М. Кашуро.

На экспозиции представлены наиболее значимые направления творчества Юрия Анненкова в России и после его отъезда во Францию в 1924 году. Это Анненков-живописец, художник театра, книжный иллюстратор – неутомимый экспериментатор, в чьем творчестве отразился бурный и сложный период русской истории первой половины XX века. 

Русский период

Это произведения Анненкова, созданные в период с1907 по 1924 годы. Он стал для художника наиболее плодотворным и насыщенным событиями. Это было время формирования его характерного стиля – синтеза реализма и кубизма. Юрий Анненков мастерски использовал приемы авангардистов – смещение планов, нарочитую геометризацию природных форм, дополняя работы реалистически решенными деталями. Эту синтетическую манеру, объединяющую кубизм и неореализм, художник использовал в произведениях живописи, при создании графических портретов, в оформлении театральных постановок и, конечно, книжной графике.

Ю.Анненков. Портрет отца художника. 1916. Бумага, тушь. Частное собрание.
Ю.Анненков. Портрет отца художника. 1916. Бумага, тушь. Частное собрание.

Павел Семенович Анненков (1861-1920) был потомок П.В.Анненкова, биографа и издателя А.С.Пушкина и декабриста И.А.Анненкова. Он состоял в революционной организации «Народная воля». Побывал в ссылке в Сибири, но Октябрьскую Революцию не принял. Именно отец с детства прививал Юрию Анненкову любовь к театру, изобразительному искусству и чтению. В «Дневнике моих встреч. Цикл трагедий» Анненков пишет: «Я постоянно твержу тебе: читай! читай! читай! - сказал мне однажды отец, выходя из театра – это значит также смотри! смотри! смотри! Слушай! Слушай! Слушай! Все это – одинаково важно в человеческой жизни и, особенно, в юности».

Ю.Анненков. Дача в Куоккале. 1916. Бумага, графитовый карандаш. ГТГ.
Ю.Анненков. Дача в Куоккале. 1916. Бумага, графитовый карандаш. ГТГ.

В 1900 году Павел Семенович Анненков покупает участок и строит большой деревянный дом в Куоккале (ныне Репина под Санкт-Петербургом). Соседями семьи Анненковых были композитор Цезарь Пуни и Илья Репин. На даче Анненковых бывал Маяковский, а во флигеле жил Корней Чуковский.

Ю.Анненков. У лампы. 1909. Бумага, пастель. Частное собрание.
Ю.Анненков. У лампы. 1909. Бумага, пастель. Частное собрание.

Пастель «У лампы» — одна из немногих сохранившихся юношеских работ Юрия Анненкова — экспонируется впервые. Художник мастерски в свободной импрессионистической манере запечатлел образ своей старшей сестры Надежды. Она стала известным ученым. Работа «У лампы» впечатляет звучностью цвета, усиленной игрой света и тени. На творчество Анненкова импрессионизм оказал косвенное влияние, проявившееся на раннем этапе. Как многих художников русского авангарда, его не миновало юношеское увлечение новой французской живописью. В конце 1910-х в статье «Лирический трамплин» он напишет: «…в сущности, все было чрезвычайно просто. Футуризм являлся логическим завершением импрессионизма». В импрессионизме и постимпрессионизме Анненков видел отправную точку своих экспериментов в области кубизма, реализма и абстракционизма.

Портрет сестры он создал в возрасте 18 лет, в последний год учебы в частной петербургской гимназии Столбцова. В том же 1909 году, провалив экзамены в Императорской Академии художеств, Анненков поступил в мастерскую Яна Ционглинского. Спустя два года Ционглинский посоветует способному ученику отправиться в Париж. Анненков проведет во Франции два года — будет брать уроки у Мориса Дени и Феликса Валлотона и все больше проникаться новаторскими идеями.

Ю.Анненков. Зимний пейзаж. 1910. Холст, масло. ГТГ.
Ю.Анненков. Зимний пейзаж. 1910. Холст, масло. ГТГ.
Ю.Анненков. Июнь. Лес. 1918. Холст, масло. ГТГ. Выполнена в стиле кубофутуризма.
Ю.Анненков. Июнь. Лес. 1918. Холст, масло. ГТГ. Выполнена в стиле кубофутуризма.

Художник раскладывает лесной пейзаж на геометрические фигуры, ствол одного дерева и мужской силуэт по-футуристически удваиваются, на переднем плане вполне реалистически изображены земляника с одуванчиками, на ветке сидит белка, а на дорожке – воробей. В 1927 году это полотно вошло в собрание Третьяковской галереи, став единственным живописным произведением Анненкова, вошедшим в ее собрание при жизни автора. Работа художника стала началом смелых экспериментов по геометрическому преображению формы и обобщению образа. Такой «синтетизм» станет узнаваемой характеристикой стиля художника.

Театр

Для Юрия Анненкова театр был одним из ключевых направлений деятельности как до, так и после эмиграции. За полвека работы в качестве сценографа и художника по костюмам он оформил более 70 постановок в России и Франции. Анненков был также теоретиком авангардного театра. В своих статьях он излагал концепции, близкие к экспрессионизму. Декорации Анненкова служили не только для оформления сцены, но и помогали точнее трактовать пьесу, становясь важной частью режиссерского замысла. «Декорации не должны быть только живописными… фонами, декорации должны быть психологичны» - утверждал художник. Он работал с лучшими театральными режиссерами того времени: Николаем Евреиновым, Федором Комиссаржевским, Всеволодом Мейерхольдом.

Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Homo Sapiens». 1913. Театр «Кривое зеркало», Санкт-Петербург. Бумага, карандаш, акварель, тушь, гуашь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Homo Sapiens». 1913. Театр «Кривое зеркало», Санкт-Петербург. Бумага, карандаш, акварель, тушь, гуашь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Комната цирюльника. Эскиз декорации к спектаклю «Нос» Н.В.Гоголя. 1915. Театр «Кривое зеркало», Петроград. Бумага, акварель, карандаш. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Комната цирюльника. Эскиз декорации к спектаклю «Нос» Н.В.Гоголя. 1915. Театр «Кривое зеркало», Петроград. Бумага, акварель, карандаш. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Гимн Рождеству» по рассказу Ч. Диккенса. 1914. Театр имени В.Ф.Комиссаржевской, Москва. Бумага, акварель, тушь, карандаш. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Гимн Рождеству» по рассказу Ч. Диккенса. 1914. Театр имени В.Ф.Комиссаржевской, Москва. Бумага, акварель, тушь, карандаш. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.

Интересным примером является сценография спектакля «Гимн Рождеству», где Анненков разделяет пространство сцены на планы, предназначенные и визуально соответствующие характерам основных персонажей. Так, в сцене «Контора Скруджа» устроены два плана сцены, имеющие разное оформление, дополненное разными источниками света – зажженной лампой и светом зимнего дня за окном. Впереди, на авансцене, художник поместил огромную конторку, неприступную как скала, – символ бюрократического величия мистера Скруджа – скупца, педанта, лишенного сострадания и человечности. В глубине сцены представлен мир его молодого веселого племянника – лирический и мягкий, освещенный естественным дневным светом. Таким образом декорация Анненкова имела собственную драматургию. Два плана сцены вели диалог даже в отсутствии актеров. Художник средствами декорации обострял конфликт рождественской истории Диккенса.

Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Гимн Рождеству» по рассказу Ч. Диккенса. 1914. Театр имени В.Ф.Комиссаржевской, Москва.
Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Гимн Рождеству» по рассказу Ч. Диккенса. 1914. Театр имени В.Ф.Комиссаржевской, Москва.

В следующей картине три плана: справа у авансцены изразцовый сине-желтый камин с придвинутым к нему креслом, посредине сцены стол с чайной посудой, слева в глубине полуприкрытый шторой альков. Казалось бы, обыкновенная жилая комната в английском доме, но рядом с альковом Анненков снимает стену. В проеме раскрывается третий план, старая добрая Англия предстает перед нами: заснеженные холмы, домики, церковь, голые стволы деревьев, снег желтеет в лучах заходящего солнца. Пространство комнаты эффектно расширяется пейзажем. Этот экспрессионистский прием Юрий Анненков будет использовать впоследствии в графике и портретах, создавая тем самым симультанную композицию, соединяющую разные смысловые элементы.

Ю.Анненков. Портрет Михаила Чехова в роли Хлестакова. 1920-е. Бумага на картоне, графитовый карандаш, тушь. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Портрет Михаила Чехова в роли Хлестакова. 1920-е. Бумага на картоне, графитовый карандаш, тушь. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.

Пути Анненкова и Михаила Чехова пересекались дважды: в 1921 году художник создает карикатурный портрет Чехова-Хлестакова в спектакле Московского художественного театра, а в 1935 году в Париже Анненков как художник-стенограф оформит «Ревизора» в постановке Михаила Чехова для пражской труппы МХТ.

Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Газ». 1922. Большой драматический театр, Петроград. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Эскиз декорации к спектаклю «Газ». 1922. Большой драматический театр, Петроград. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

Одна из наиболее важных теоретических работ Анненкова — статья «Театр до конца», опубликованная в 1921 году в журнале «Дом искусств». В ней Анненков изложил свое преставление о театре будущего — абстрактном театре. Вскоре он осуществил свои идеи на практике. Для постановки пьесы немецкого драматурга-новатора Георга Кайзера «Газ» в Петроградском Большом драматическом театре он впервые использовал движущиеся декорации и меняющееся освещение.

Ю.Анненков. Сцена в аду. Эскиз декорации к спектаклю «Первый винокур или Как чертенок краюшку заслужил» Л.Н.Толстого. 1919. Эрмитажный театр, Петроград. Бумага, карандаш, гуашь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Сцена в аду. Эскиз декорации к спектаклю «Первый винокур или Как чертенок краюшку заслужил» Л.Н.Толстого. 1919. Эрмитажный театр, Петроград. Бумага, карандаш, гуашь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

В 1919 году Юрий Анненков опубликовал в газете «Жизнь искусства» статью-манифест «Ритмические декорации», которая стала итогом и осмыслением театральной практики художника. Данная публикация ценна тем, что в ней Анненков представил новый принцип сценографии постановок современного театра. Анненков писал: «Театр есть действие. Действие есть движение. Без движения нет театра, действенность, динамичность есть основа его сущности». По мысли Анненкова, для воплощения новых принципов сценографии требуются не только динамические декорации, но также новая драматургия и новый актер. На сцене должно процветать неправдоподобное и нелепое, главенство смеховой культуры, иронии и эксцентрики. По мысли Юрия Анненкова, идеал театра – калейдоскоп, динамическая картинка вне сюжета и логики. Требовалось воплотить в жизнь идеи нового театра «чистого метода».

Сцена в аду. Эскиз костюма Старой ведьмы.
Сцена в аду. Эскиз костюма Старой ведьмы.

При поддержке Всеволода Мейерхольда и Левкия Жевержеева осенью 1919 года Юрий Анненков получил разрешение поставить собственный спектакль по комедии Льва Толстого «Первый винокур или как чертенок краюшку заслужил» на сцене Эрмитажного театра. В данной постановке Юрий Анненков выступил как автор сценария, режиссер и сценограф. Следуя идеям «циркизации и мюзикхолизации» театра, Анненков существенно расширяет актерский состав, пригласив к участию клоунов, эксцентриков, профессиональных танцовщиц и акробатов. В сцену попойки мужиков он вводит гармонистов, исполняющих частушки, народные пляски. Кульминацией спектакля стала сцена в аду c клоунами, эксцентриками, воздушными акробатами и танцовщицами, исполнявшими роли чертенят и чертей, – на эти роли были приглашены артисты цирка «Чинизелли», Дельвари и квартет акробатов «Четыре черта». Роли ведьм исполняли профессиональные танцовщицы-босоножки, а также студентки Юрия Анненкова из Петроградских художественно-учебных мастерских (бывшая Академия художеств). 

В эскизе костюма старой ведьмы, роль которой исполнила супруга художника Елена Анненкова,  Юрий Анненков является прямым последователем идей Филиппо Томмазо Маринетти, изложенных в одном из его театральных манифестов. Так, Маринетти писал: «Нужно…доставить господство на сцене неправдоподобному и нелепому. Заставлять певиц раскрашивать себе декольте, руки и, особенно, волосы всеми красками, которыми до сих пор пренебрегали: зеленые волосы, фиолетовые руки, голубое декольте, оранжевый шиньон и пр.»

Режиссерская идея и сценография были крайне интересными и новаторскими, а также неимоверно сложными. Новый тип декорации требовал новой драматургии и нового актера, новой театральной системы. Спектакль вызвал споры и после шестого представления снят комиссаром Петроградских театров Марией Андреевой. Однако спектакль «Первый винокур или как чертенок краюшку заслужил» вошел в историю русского театра как первый опыт «циркизации и мюзикхолизации» театральной постановки, дал старт созданию свободных интерпретаций классики. Новаторская постановка Юрия Анненкова стала первым подобным экспериментом, за которым последовали опыты Всеволода Мейерхольда, Сергея Эйзенштейна и Сергея Радлова.

Ю.Анненков. Мансарда. Эскиз декорации к спектаклю «Лулу». 1917-1918. Драматический театр В.Ф.Комиссаржевской, Петроград. Бумага на картоне,  тушь, карандаши. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Мансарда. Эскиз декорации к спектаклю «Лулу». 1917-1918. Драматический театр В.Ф.Комиссаржевской, Петроград. Бумага на картоне, тушь, карандаши. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Сад. Эскиз декорации к спектаклю «Черная пантера». 1917. Театр Литературно-художественного общества им. А.С.Суворина, Петроград. Картон, карандаш, гуашь, тушь. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Сад. Эскиз декорации к спектаклю «Черная пантера». 1917. Театр Литературно-художественного общества им. А.С.Суворина, Петроград. Картон, карандаш, гуашь, тушь. Государственный театральный музей им. А.А.Бахрушина.
Ю.Анненков. Эскиз костюма к спектаклю «Черные и белые». 1920. Театр «Вольная комедия», Петроград. Бумага, карандаш, тушь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Эскиз костюма к спектаклю «Черные и белые». 1920. Театр «Вольная комедия», Петроград. Бумага, карандаш, тушь. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Портрет Николая Евреинова. 1920. Бумага, карандаш. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Портрет Николая Евреинова. 1920. Бумага, карандаш. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

Ключевая фигура русского авангардного театра  – Николай Николаевич Евреинов (1879-1953) – сыграл в жизни Анненкова важную роль. Евреинов приглашает молодого Анненкова в театр «Кривое зеркало» в 1913 году. Сотрудничество продолжается в театре «Вольная комедия». Анненков иллюстрирует книги Евреинова «Театр для себя» и «Представление любви». В 1920 году оба участвуют в организации массового действия «Взятие Зимнего дворца». Евреинов эмигрировал из России в 1925 году в Париж.

Ю.Анненков. Портрет Федора Комиссаржевского. 1919. Бумага, карандаш. ГМИИ им.А.С.Пушкина.
Ю.Анненков. Портрет Федора Комиссаржевского. 1919. Бумага, карандаш. ГМИИ им.А.С.Пушкина.

Театральный режиссер Федор Федорович Комиссаржевский (1882-1954) начал свою карьеру еще до революции. Он переводил пьесы Стринберга и Гамсуна, ставил спектакли по произведениям Генриха Ибсена и Антона Чехова в Драматическом театре своей сестры Веры Комиссаржевской. С Анненковым работал над спектаклями «Лулу», «Гимн Рождеству» и «Скверный анекдот». В последнем была задействована актриса Валентина Мотылева, ставшая второй женой Анненкова. Комиссаржевский также покинул СССР.

Анненков участвовал в организации двух массовых зрелищ, устроенных в 1920 году на площадях Петрограда: «Гимн освобожденному труду» и «Взятие Зимнего дворца». В первые годы революции Москву и Петроград охватило увлечение массовыми празднествами, к постановке и оформлению которых привлекали театральных режиссеров и художников. К первому мая было подготовлено массовое зрелище «Гимн освобожденному труду», развернувшееся на портале Фондовой биржи при участии более 2000 красноармейцев, учеников театральных школ, актеров и цирковых артистов.

Ю.Анненков. Эскиз оформления площади Урицкого (Дворцовой) в третью годовщину Октябрьской революции. Авторский повтор работы 1920 года, 1950-е. Картон, акварель, графитный и цветной карандаши. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.
Ю.Анненков. Эскиз оформления площади Урицкого (Дворцовой) в третью годовщину Октябрьской революции. Авторский повтор работы 1920 года, 1950-е. Картон, акварель, графитный и цветной карандаши. Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства.

К 3-й годовщине Октябрьской революции с еще большим размахом было поставлено массовое действо «Взятие Зимнего дворца». За режиссуру отвечал Николай Евреинов, а Юрий Анненков занимался оформлением зрелища, в котором было задействовано восемь тысяч исполнителей. Дворцовая площадь превратилась в гигантскую сценическую площадку. Перед зданием и аркой Главного штаба Юрий Анненков разместил две массивные платформы – красную и белую, объединенные мостом-переходом, на противостоянии которых строился сюжет спектакля. По ходу действия освещалась то одна, то другая. Так, на белой платформе заседало Временное правительство во главе с Александром Керенским, появлялись банкиры с мешками денег. Красная платформа была посвящена пролетариату и большевикам, которые, разумеется, побеждали в финале постановки. В завершении следует отметить, что массовое действо «Взятие Зимнего дворца», запечатленное на кинопленке впоследствии легло в основу советского мифа о штурме Зимнего,  который еще больше укрепился после фильма Сергея Эйзенштейна «Октябрь», где штурм Зимнего практически повторяет срежиссированную Николаем Евреиновым театрализованную атаку из массового действа, данного на Дворцовой площади 7 ноября 1920 года.

Продолжение в следующем блоге.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic