bogachkova1957

Categories:

Мистические образы и тайны Босха и Брейгеля - продолжение 1

Теперь менее известная, но не менее мистическая картина Иероним Босх. Искушение Святого Антония. Триптих.1505-1506 гг. Национальный музей старинного искусства, Лисаббон.

Иероним Босх. Искушение Святого Антония. Триптих.1505-1506 гг. Национальный музей старинного искусства, Лисаббон.

Сюжет триптиха — сверхъестественные искушения, которым подвергся святой Антоний во время пребывания в египетской пустыне. К изображению рода людского, погрязшего в грехах и глупости, и бесконечного разнообразия адских мук, ожидающих его, присоединяются здесь Страсти Христовы и сцены искушения Святого Антония, которому неколебимая твёрдость веры позволяет противостоять натиску врагов — Мира, Плоти, Дьявола.

Левая створка («Полёт и падение святого Антония»).  Святой Антоний — поучительный пример того, как нужно противиться земным искушениям, быть всё время настороже, не принимать за истину всё, что кажется, и знать, что обольщение может привести к Божьему проклятию. Когда Антоний творит молитву, на него нападают бесы, избивают его, поднимают высоко в воздух и бросают на землю. 

Главное действующее лицо в левой створке триптиха — сам святой, которого братья-монахи поднимают после падения с неба. В качестве четвёртого человека в этой группе Босх по некоторым предположениям изобразил самого себя. 

В верхней части створки Святой Антоний изображён с молитвенно сложенными руками, знаком неколебимости его веры. Его увлекают на небо тучи крылатых бесов, среди которых — летучая жаба, лиса с хлыстом. Святой не обращает внимания на своих мучителей и не видит, что ему угрожает также водяной, вооружённый рыбой — символом греха. 

В пейзаже средней части створки фантастическое соединено с реальным — склон холма оказывается спиной стоящего на четвереньках персонажа, а трава — его плащом. Его зад возвышается над входом в пещеру, которую считают или пристанищем святого или публичным домом. К двусмысленной пещере направляется группа бесов, явно представляющая собой пародию на религиозное шествие. Во главе её бес в митре и мантии священника, рядом с ним — олень в красном плаще. Традиционно олень является в христианстве символом верности души, здесь же его изображение — намеренное кощунство. 

В нижней части под мостом через покрытый льдом ручей бесовская шайка слушает монаха, читающего неразборчивое письмо. К этой группе приближается птица на коньках, несущая в клюве послание с надписью «жирно» — насмешка над священниками, наживающимися на торговле индульгенциями. 

Центральная часть («Искушение святого Антония»). Пространство картины буквально кишит фантастическими неправдоподобными персонажами. Белая птица превращена в настоящий крылатый корабль, бороздящий небо. 

Центральная сцена — совершение чёрной мессы — одно из самых красноречивых свидетельств противоречивого мятущегося духа мастера. Здесь изысканно одетые священники-женщины справляют кощунственную службу, их окружает разношёрстная толпа: вслед за калекой к нечестивому причастию спешит игрок на мандолине в чёрном плаще с кабаньим рылом и совой на голове. 

Из огромного красного плода (указание на фазу алхимического процесса) появляется группа чудовищ во главе с бесом, играющим на арфе — явная пародия на ангельский концерт. Бородатый человек в цилиндре, изображённый на заднем плане, считается чернокнижником, который возглавляет толпу бесов и управляет их действиями. А бес-музыкант оседлал странное подозрительное существо, напоминающее огромную ощипанную птицу, обутую в деревянные башмаки. 

Нижняя часть композиции занята странными судами. Под звуки пения беса плывёт безголовая утка, другой бес выглядывает из окошечка на месте шеи утки. 

Правая створка («Видения святого Антония»). Когда Св. Антоний жил отшельником в пустыне, его преследовала самая обольстительная из всех искусительниц Ева. Дьяволица является святому обнажённой, стыдливо прикрывая ладонью лобок. Безучастный к соблазнительным видениям Антоний изображён здесь рыцарем веры, одержавшим победу над силами зла. Эта победа — главная тема правой створки лиссабонского триптиха. 

Антоний отводит взгляд, но в поле его зрения попадают пирующие бесы, которые жестами подзывают отшельника. На заднем плане дивный город дьяволицы готов пригласить святого, стоит ему только обернуться в ту сторону. Во рву дракон сражается с человеком, из круглой башни извергается пламя; город — скрытый Ад, откуда явилась дьяволица. Немало здесь и отсылок к чёрной магии — среди искушений святого, изображённых в центральной части триптиха, присутствуют и черная месса и шабаш, на который, видимо, спешат две фигуры, летящие на рыбе. 

Считается, что дьявол помогает колдунам лететь до места бесовского сборища. Среди чудовищных видений — старик-гном в красном капюшоне, прикрывающем всё тело, кроме глаз и крючковатого носа. Он идёт в детских ходунках, на голове у него прикреплена вертушка. Ходунки и вертушка — указание на человеческую невинность, сохраняющуюся не только в младенчестве, но и на протяжении всей жизни. Накрытый стол, который поддерживают обнажённые бесы, — изображение последнего искушения святого — греха чревоугодия. Хлеб и кувшин на столе являются также кощунственным указанием на евхаристические символы (при этом из горлышка кувшина торчит свиная нога). 

И еще одна картина на ту же тему -  Иероним Босх. Искушение Святого Антония. 1490 г. Прадо, Мадрид.

Иероним Босх. Искушение Святого Антония. 1490 г. Прадо, Мадрид.

Аббат святой Антоний изображён в раздумьях на фоне солнечного пейзажа, прислонившись к стволу сухого дерева. На этом полотне представлена обстановка уединения и соблазна, в которой святой находился более двадцати лет. Хотя эта картина значительно отличается от триптиха, обычные черты священника всё же присутствуют, включая его тёмно-коричневое облачение с греческой буквой «тау» и свиньёй рядом с ним.

Эта версия Искушения святого Антония показывает священника спокойным и созерцающим. Окрестности рядом с ним умиротворяющие и вызывают чувство спокойствия. Лежащая рядом свинья подобна домашнему животному. А демоны, искушающие существа, теперь больше похожи на гоблинов и не нарушают чувство мира картины. 

Любопытная работа  - Иероним Босх. Извлечение камня глупости. 1475-80 г. Прадо, Мадрид.

Иероним Босх. Извлечение камня глупости. 1475-80 г. Прадо, Мадрид.

Здесь высмеивается персонаж ярмарочного фарса — простачок или муж-рогоносец (книга, положенная на голову женщине, понималась как «руководство» для жуликов и обманщиков). Перевёрнутая воронка, надетая на голову хирурга – это намёк на рассеянность учёного мужа, но в контексте фарса она, скорее всего, служит признаком обмана.  Голландское выражение «иметь камень в голове» означало «быть глупым, безумным, с головой не на месте». Сюжет удаления «камня глупости» прослеживается в голландских гравюрах, живописи и литературе вплоть до XVII в. Орнаментальная надпись вверху и внизу гласит: «Мастер, удали камень. Меня зовут Лубберт Дас». Во времена Босха существовало поверье: сумасшедшего можно исцелить, если извлечь из его головы камни глупости. Лубберт — имя нарицательное, обозначающее слабоумного. На картине, вопреки ожиданиям, извлекается не камень, а цветок, ещё один цветок лежит на столе. Установлено, что это тюльпаны, а в средневековой символике тюльпан подразумевал глупую доверчивость. 

Интересно сравнить эту работу с другой недавно бывшей на выставке Лейденской коллекции в Москве — Рембрандт Харменс ван Рейн. «Извлечение камня глупости (Аллегория осязания)». Около 1624-1625.

Рембрандт Харменс ван Рейн. «Извлечение камня глупости (Аллегория осязания)». Около 1624-1625. Лейденская коллекция.

В следующем блоге рассмотрим некоторые картины Питера Брейгеля Старшего.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic