bogachkova1957

Categories:

Версаль на Зацепе - Музей Бахрушина. Часть 2

Интерьеры особняка А.А.Бахрушина также созданы по проектам Карла Гиппиуса. Определивший облик готический стиль стал заглавным и для всей гостевой группы интерьеров особняка. Самая красивая часть интерьеров —  парадный вход и вестибюль с лестницей. Входя, вы оказываетесь в нарядном деревянном вестибюле, высота которого значительно превышает обычную высоту помещений в жилых домах, а небольшая площадь усиливает эффект вертикально ориентированного пространства, которое подчеркивают длинные стрельчатые окна с цветными витражами (над зеркалом и напротив входной двери), которые бросают на парадную лестницу веселые цветные блики.

Потолок вестибюля в особняке Бахрушина.
Потолок вестибюля в особняке Бахрушина.

Имитация готического нервюрного свода. На пересечении рёбер в центре розетка-замковый камень. Пяты нервюр упираются в углы стен. Стены и потолок между ребрами расписаны стилизованным тонким растительным орнаментом. 

Стрельчатые окна с витражами над зеркалом (слева) и напротив входной двери в вестибюле.
Стрельчатые окна с витражами над зеркалом (слева) и напротив входной двери в вестибюле.
Входная дверь вестибюля в особняке Бахрушина и оригинальный дверной звонок.
Входная дверь вестибюля в особняке Бахрушина и оригинальный дверной звонок.
Фрагмент росписи десюдепорта входной двери вестибюля в особняке Бахрушина.
Фрагмент росписи десюдепорта входной двери вестибюля в особняке Бахрушина.

В унисон к интерьеру были выполнены светильники, стилизованные под старинные фонари, которые не сохранились. Здесь впервые в Замоскворечье появилось электричество, первая электрическая лампочка зажглась здесь, потому что Бахрушин был не чужд всему новому. Дом блистал удивительными осветительными приборами, и в рабочих кабинетах, и в анфиладе парадных комнат все это было вмонтировано в лепнину, а в граненой столовой все эти уникальные фонари были без повторов. Все было сделано по индивидуальным заказам и рисункам.

Готическая передняя особняка Бахрушина. Слева фото 1898 года.
Готическая передняя особняка Бахрушина. Слева фото 1898 года.

Верхняя площадка парадного вестибюля - передняя, тоже предстает в первозданной красе: здесь воссозданы утраченные кованые металлические воротца лестницы, рисунок которых с крупным цветком был вдохновлен пластикой французского стиля ар нуво. Увы, заказывать реплики старинных светильников для музея было дорого, да и советские люстры, когда-то подаренные столичным метрополитеном, прижились в историческом интерьере.

Приподнятое над землей расположение жилого этажа заставило предусмотреть парадную лестницу. Она выводит на середину жилого этажа, где посетителей встречает высокая арка входа в залы. Сама лестница выполнена с каменными ступенями и ограждениями из ценных древесных пород, украшенными искусной резьбой. Еще с нижних ступеней лестницы внимание привлекает узорчатый потолок помещения. Перекрытие выполнено из продольных и поперечных деревянных балок, образующих правильные рельефные прямоугольники.

С первых шагов нас окружает многоцветное пространство, словно сошедшее со стен старинных замков или средневековых гобеленов. Темное дерево вестибюля и передней дополнено золотыми орнаментальными росписями синего крестового свода и сочной трафаретной живописью темно-красных стен, живописной отделкой внутренней поверхности стрельчатой входной арки, потолка и фризов передней. Живопись в передней - это не фресковая роспись, она наклеена холст – так называемая альфрейная живопись. Это росписи Сергея Ягужинского, выпускника Строгановского училища технического рисования.  Он выполнил также живописные вставки на двери и потолке в библиотеке (не сохранились). При реставрации художники эту альфрейную живопись везде поправили, потому что в парадном вестибюле это было нещадно разрушено.

Интерьер вестибюля особняка Бахрушина. Фото 1903.
Интерьер вестибюля особняка Бахрушина. Фото 1903.
Портрет Ф.И. Шаляпина в роли Бориса Годунова (1916, худ. Н. Харитонов) и тканевая отделка вестибюля особняка Бахрушина.
Портрет Ф.И. Шаляпина в роли Бориса Годунова (1916, худ. Н. Харитонов) и тканевая отделка вестибюля особняка Бахрушина.

В декоре всех интерьеров дома есть изображения чертополоха. Александр Александрович Бахрушин хотел получить дворянство для своей семьи, и возможно именно его хотел видеть на своем гербе. На портале западного фасада над парадным входом — целый букет из чертополоха. 

На портале западного фасада над парадным входом — букет из чертополоха.
На портале западного фасада над парадным входом — букет из чертополоха.

Шотландскими цветами были украшены и парадный вестибюль, и граненая столовая, и гостиная и фриз. Но дворянство он получить не успел, остался купцом, хотя был гласным городской думы и почетным московским гражданином.

Элементы декора в виде цветов чертополоха в интерьерах особняка Бахрушина.
Элементы декора в виде цветов чертополоха в интерьерах особняка Бахрушина.

До нашего времени в первозданном виде, но с утратами осветительных приборов, сохранился только вот этот самый парадный вестибюль, и более ничего. В 60-е годы вообще решался вопрос о том, что дом надо отдать под посольство одной из прибалтийских республик. В дневниках главного хранителя музея того времени сохранилось подробное описание того, в каком состоянии было здание: были разломаны все кафельные печи и знаменитые камины, украшенные чертополохом. Это все бесследно пропало и практически не восстановимо. Восстановительные работы 2018 года коснулись только северо-восточного угла особняка – столовой и веранды.

Граненая столовая особняка Бахрушина.
Граненая столовая особняка Бахрушина.

Самое большое помещение особняка – это готическая «граненая» столовая. Ее украшали массивный кирпичный камин (утрачен), декорированный тонкими готическими лилиями и живописью, и великолепный готический портал входной двери (утрачен). Готический облик дополняли балки кессонированного потолка, поддерживаемые треугольными кронштейнами (утрачены), оригинальные светильники над обеденным столом с цветными стеклами и массивные неоготические буфеты. Нижняя часть стен была обшита деревянными филенчатыми панелями (утрачены).

Граненая столовая с витражными окнами, выходящими на восток, к сожалению, полностью утратила прежнюю отделку, поэтому при реставрации для придания ей исторического облика использованы реплики печатных обоев с изображением чертополоха, тканых фризов с растительным орнаментом, воссозданных по фотографиям, как и кессонированный потолок. 

Так выглядит входной портал граненой столовой и один из буфетов сейчас.
Так выглядит входной портал граненой столовой и один из буфетов сейчас.

В историческую столовую вернулись два знаменитых резных неоготических буфета, реставрация которых выполнялась впервые за все время их бытования. Один буфет отреставрировали в мастерских Грабаря, другим занимался музейный реставратор Алексей Голиков. Чудом обнаружился и еще один подлинный бахрушинский шкаф, заказанный хозяином по рисункам Николая Султанова в Абрамцевских мастерских. Оказалось, он стоит в Российской государственной библиотеке искусств на Большой Дмитровке, где используется для хранения книг. Музей мечтает вернуть этот мемориальный шкаф на исконное место. 

Готическое кресло в граненой гостиной.
Готическое кресло в граненой гостиной.

На снимках Карла Фишера, фотографа Императорских академических театров, зафиксировано как менялись интерьеры дома. На первых видно, что туда только въехали люди, потом — как меняются стены, как помещение наполняется аксессуарами, мебелью, картинами. Мы видим парадную граненую столовую, как там сначала появился стол и пара буфетов, а потом появились совершенно невероятные фонари в виде огромных висящих домиков с горящими окнами, также выполненными из витражного стекла.

Граненая столовая. Фото 1900-е гг.
Граненая столовая. Фото 1900-е гг.
Граненая столовая. Фото 1900-е гг.
Граненая столовая. Фото 1900-е гг.

К сожалению, по ряду причин оказалось нельзя восстановить утраченные фонари. Их даже повесить невозможно, потому что эти фонари огромного размера (1,5 метра на 1 метр) с цветными стеклами были выполнены из латуни. Сегодня перекрытия дома их не выдержат. В предмет охраны, который музей подписал в свое время, вошли метростроевские люстры, которые, наверное, были подарены во время какой-то экскурсии музею. Они уже вжились в  интерьер и воспринимаются не как сталинский ампир, а как что-то достаточно органичное.

Продолжение в следующем блоге.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic