bogachkova1957

Categories:

Русский Йорданс

В ГМИИ им. А. С. Пушкина состоялась выставка “Русский Йорданс” - картины и рисунки Якоба Йорданса. На выставке показаны практически все произведения мастера, которые находятся в собраниях российских музеев. В экспозиции 18 картин и 31 рисунок, отражающие основные этапы творческой биографии мастера, разнообразие видов и жанров, в которых он работал, и эволюцию его стиля.

Якоб Йорданс. Автопортрет (фрагмент картины «Семья Йорданс в саду»), 1621 г. Музей Прадо, Мадрид, Испания.
Якоб Йорданс. Автопортрет (фрагмент картины «Семья Йорданс в саду»), 1621 г. Музей Прадо, Мадрид, Испания.

Якоб Йорданс (1593–1678) — один из самых значительных живописцев фламандской школы наряду с Рубенсом и Ван Дейком. Он работал практически во всех жанрах: создавал картины на религиозные, мифологические, исторические сюжеты, писал портреты и натюрморты, отдавая предпочтение бытовым композициям с элементами бурлеска. В юном возрасте Йорданс начал учиться живописи у популярного в свое время антверпенского исторического живописца и портретиста Адама ван Ноорта, который сейчас также известен как один из учителей Рубенса. 

Неповторимые по мастерству исполнения и образному строю произведения Йорданса отличают барочная избыточность, тонкое чувство цвета, сложные драматургические решения. В согласии с гуманистическим характером культуры Фландрии он уравнял в своих работах возвышенные и приземленные темы, изображая христианские и античные сюжеты, пышные праздничные сцены, иллюстрации народных пословиц и поговорок.

На протяжении всего творческого пути художник занимался не только живописью и рисунком, но и изготовлением эскизов для шпалерных мануфактур, что объясняет высокую декоративность его искусства. Именно за работу по созданию бумажных обоев (заменителей шпалер) Йорданс уже в 1615 году получил звание свободного мастера антверпенской гильдии Святого Луки.

Начало коллекционирования его произведений в России было положено при Екатерине II, приобретшей из лучших европейских собраний того времени целый ряд картин для основанного ею в 1764 году Эрмитажа. 

Именно Екатерина II приобрела из одного берлинского собрания монументальную работу Йорданса «Оплакивание Христа», а затем в 1794 году подарила ее Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге. Произведение во второй раз (после Государственного Эрмитажа) за 225 лет покинуло лавру для экспонирования в ГМИИ им. А. С. Пушкина. 

Якоб Йорданс и мастерская. Оплакивание Христа. 1650-е. Холст, масло. Троицкий собор, Александро-Невская лавра, Санкт-Петербург.
Якоб Йорданс и мастерская. Оплакивание Христа. 1650-е. Холст, масло. Троицкий собор, Александро-Невская лавра, Санкт-Петербург.

С момента помещения в собор картина, вновь обретшая статус молитвенного образа уже в православном, а не католическом храме (для которого была написана), выпала из поля зрения специалистов и в научный оборот не вошла. Можно встретить только упоминания о ней в изданиях, вышедших в свет до революционных событий 1917 года и посвященных описаниям Петербурга и Александро-Невской лавры. 

У подножия креста, устремив в небо исступленный невидящий взор, изображена Богоматерь. Рукой она указывает на лежащее перед нею бездыханное тело сына, которое поддерживает Мария Магдалина. У подола ее плаща изображен сосуд с благовониями. С противоположной стороны, у ног Христа, склонилась Мария Клеопова. За нею, слева от Богоматери, возвышается фигура святого Иоанна в красном плаще. За спиной Богоматери стоят, опираясь на перекладины лестниц по обе стороны креста, Никодим и Иосиф Аримафейский.

Русская аристократия вслед за императрицей стала собирать картины фламандских мастеров золотого века, и, в частности, произведения Йорданса.  Российские музеи обладают интересной, хотя и численно небольшой, коллекцией живописи Йорданса, позволяющей показать лучшие образцы его искусства почти во всех жанрах. Важной частью выставки являются четыре картины, предоставленные российскими региональными музеями, — «Христос и самаритянка» (Нижегородский государственный художественный музей), «Мелеагр и Аталанта» (Екатеринбургский музей изобразительных искусств), «Павел и Варнава в Листре» и «Пир короля» (обе — Пермская государственная художественная галерея). До сих пор они были мало известны как специалистам, так и широкой публике. 

Якоб Йорданс. Мелеагр и Аталанта. 1617-1618. Холст, масло. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.
Якоб Йорданс. Мелеагр и Аталанта. 1617-1618. Холст, масло. Екатеринбургский музей изобразительных искусств.

В марте 2013 года в Екатеринбургском музее изобразительных искусств, во время реставрации картины «Мелеагр и Аталанта» была обнаружена подпись Якоба Йорданса. Это стало настоящей сенсацией, поскольку до этого момента картину считали лишь ученическим повторением известного полотна на тот же сюжет, хранящегося в Королевском музее Антверпена.

В поэме Овидия «Метаморфозы», богиня Диана, из-за того, что царь Калидона Ойней, забыл принести ей охотничьи жертвы, наслала на его земли чудовищного вепря, крушившего все на своем пути. Убить вепря отправился, вместе с преданными ему воинами, сын царя, Мелеагр, участник похода аргонавтов. Первой ранила вепря дева-охотница Аталанта, поразив его стрелой в спину. Добил же зверя Мелеагр. Главный трофей – голову и шкуру вепря, Мелеагр отдал Аталанте. Но его дяди, братья его матери, воспротивились поступку племянника и отняли трофей у Аталанты. В пылу спора Мелеагр выхватил свой меч и убил обоих. На картине представлен момент, когда охотники протягивают руки, желая отобрать у лучницы заслуженный трофей. Мы видим, как тень горечи и обиды пробегает по лицу охотницы и как закипает гнев в душе Мелеагра, уже готового схватиться за меч.

Якоб Йорданс. Апостолы Павел и Варнава в Листре. Около 1616. Холст, масло. Государственный Эрмитаж (ГЭ).
Якоб Йорданс. Апостолы Павел и Варнава в Листре. Около 1616. Холст, масло. Государственный Эрмитаж (ГЭ).

В данной картине хорошо заметно влияние рубенсовской стилистики в передаче объемов: не случайно при поступлении в Эрмитаж картина даже считалась работой Рубенса. Индивидуальность Йорданса-художника выразилась здесь в том, что он выбрал необычный ракурс – зритель как бы смотрит снизу на монументальные фигуры, запечатленные в полный рост.
Картина является наиболее ранней известной версией сюжета о пребывании апостолов Павла и Варнавы в Листре, часто встречающегося в творчестве Йорданса. Согласно «Деяниям апостолов», Павел и Варнава пришли проповедовать Евангелие в Листру, языческий город в Малой Азии. Местное население, приняв их за богов Юпитера и Меркурия, начало готовить в их честь жертвоприношение. На картине представлен момент, когда апостолы отвергают эти приготовления. Йорданс явно стремился раскрыть сюжет как можно нагляднее, дополнив христианскую историю бытовыми подробностями – у левого края полотна он поместил фигуру юноши, несущего на голове поленья для жертвенного костра, а у правого – женщину, сидящую прямо на земле с ребенком на коленях и с любопытством взирающую на происходящее.

Якоб Йорданс (Йорданс и мастерская (?)). Павел и Варнава в Листре. Около 1645. Холст (дублирован), масло. Пермская государственная художественная галерея.
Якоб Йорданс (Йорданс и мастерская (?)). Павел и Варнава в Листре. Около 1645. Холст (дублирован), масло. Пермская государственная художественная галерея.

К изображению жертвоприношения в Листре Йорданс обращался особенно часто. Картина представляет собой вариант полотна Йорданса на тот же сюжет, принадлежащего Академии художеств в Вене, которая датируется 1645 годом. Сравнивая данную картину с вышеприведенной работой, можно заметить, что если раньше Йорданс стремился уподобить изображение античному рельефу, помещая фигуры на первый план, то сейчас он создает сложную сцену, вписанную в глубокое архитектурное пространство. Это говорит о несомненном знакомстве Йорданса с работами мастеров итальянского Ренессанса, в частности, Рафаэля и Паоло Веронезе.

Якоб Йорданс (Мастерская). Пир короля. Начало 1660-х. Холст, масло. Пермская государственная художественная галерея.
Якоб Йорданс (Мастерская). Пир короля. Начало 1660-х. Холст, масло. Пермская государственная художественная галерея.

Картина исполнена мастерской художника в начале 1660-х годов. Она повторяет, с заметными изменениями, «Праздник бобового короля» из собрания Музея истории искусств в Вене. На картине изображено традиционное застолье в праздник «Поклонения волхвов», ежегодно отмечаемый 6 января, когда по старинному нидерландскому обычаю гостям подавался пирог с запеченным в нем бобом. Того из гостей, кто находил боб в своем куске пирога, провозглашали «королем» праздника. «Король» выбирал себе «королеву» и «свиту». На картине представлен момент, когда участники пирушки вслед за своим «королем» поднимают бокалы с криками «Король пьет!»

В изображенной сцене безудержное веселье достигает своего апогея. Недаром Йорданс поместил в картуше в верхней части композиции картины нравоучительную надпись: «Ничто более так не напоминает сумасшедшего, как существо пьяного человека». Перед «королем» стоит и смотрит на зрителя маленькая девочка с игрушечным барабанчиком. У самого левого края на переднем плане изображен крупный пес, который положил свою морду на руку вцепившегося в подлокотник кресла мужчины, которому стало дурно от количества выпитого.

Якоб Йорданс, Андрис Даниельс. Мадонна с Младенцем в венке из цветов. Около 1618-1618. ГЭ.
Якоб Йорданс, Андрис Даниельс. Мадонна с Младенцем в венке из цветов. Около 1618-1618. ГЭ.

Изображение в живописи цветочных и плодовых гирлянд, окружающих какой-либо евангельский сюжет или образ, восходит к обычаю украшения картин и скульптур на религиозные темы в католической церкви венками из живых цветов и плодов. Такие произведения, получившие особое распространение в Испанских Нидерландах, всегда являлись результатом совместного творчества. Цветы или плоды в них писали мастера натюрморта, а сцены из Священного Писания – художники, специализировавшиеся в изображении фигур.

В данном случае, кисти Йорданса принадлежит центральный медальон, а цветочный венок исполнен антверпенским мастером цветочного натюрморта Андрисом Даниельсом. Поясное изображение Девы Марии, одетой в синий, покрывающий голову плащ, выделяется на малиновом фоне. Она бережно поддерживает стоящего у нее на коленях младенца Христа, который поднял правую руку для благословения. Цветы, обрамляющие изображение Мадонны с Младенцем, тесно связанны с культом Девы Марии: розы и лилии – ее традиционные атрибуты; ирисы и анемоны олицетворяют скорбь Богоматери о будущих Страстях Христовых; гиацинт, тюльпаны и нарциссы символизируют Воскресение и обещание вечной жизни.

Якоб  Йорданс. Автопортрет с родителями, братьями и сестрами. Около 1615, переписан в конце 1630-х – первой половине 1640-х. ГЭ.
Якоб Йорданс. Автопортрет с родителями, братьями и сестрами. Около 1615, переписан в конце 1630-х – первой половине 1640-х. ГЭ.

На великолепном семейном портрете Йорданс изобразил своих родителей, самого себя с лютней в руках, и семерых своих младших братьев и сестер, расположившихся за столом в садовой беседке. Ангелочки, витающие над головами изображенных, олицетворяют души детей четы Йордансов, умерших к моменту написания портрета. Содержание картины отражает традиционные идеалы христианской морали. Так, игра на лютне олицетворяет гармонию брака и семьи, собака на первом плане картины символизирует супружескую верность, а вьющаяся по стене беседки виноградная лоза – постоянство в любви. Жест отца семейства, держащего в правой руке лишь частично наполненный вином бокал – намек на умеренность, одну из важнейших христианских добродетелей.
Согласно одной из версий, портрет написан по случаю приема Йорданса в антверпенскую гильдию Святого Луки – объединение художников, предоставлявшее право открыть собственную мастерскую и преимущества в получении заказов. Вероятно, Йорданс исполнил данный портрет для своих родителей около 1615 года, а после их смерти в 1634 году вновь вернул его себе. В это время мастер внес изменения в живопись, дополнив передний план темными по цвету предметами и прикрыв наготу детей неброскими одеяниями. Таким образом, Йорданс заметно приглушил светлую и яркую красочность первоначальной композиции, характерную для его раннего творчества.

Якоб Йорданс. Три этюда детской головки. 1618-1620. Холст (перевод с бумаги), масло. ГЭ.
Якоб Йорданс. Три этюда детской головки. 1618-1620. Холст (перевод с бумаги), масло. ГЭ.

Рассматривая эскиз, зритель будто становится свидетелем творческого процесса, наблюдая, как художник накладывает краски густой массой, почти не смешивая, броскими, то размашистыми, то мелкими ударами кисти. Хаос мазков и пятен превращается в живой образ из плоти и крови. Моделью для этюда, возможно, послужила старшая дочь Йорданса, Елизавета, которую крестили в 1617 году.

Якоб Йорданс. Сатир в гостях у крестьянина. Около 1622 – начало 1630-х. Холст, масло. ГМИИ им. А.С. Пушкина.
Якоб Йорданс. Сатир в гостях у крестьянина. Около 1622 – начало 1630-х. Холст, масло. ГМИИ им. А.С. Пушкина.

За Йордансом закрепилась слава «самого фламандского» художника, вероятно, по причине его большой любви к изображению повседневного быта, традиционных праздников, иллюстрированию народных пословиц. Картина написана на сюжет известной басни Эзопа «Человек и сатир»: сатир удивлен тем, что своим дыханием крестьянин мог согреть замерзшие руки и остудить горячую похлебку. В басне сатир, посчитав человека двуличным, восклицает: «Нет, приятель, не быть нам с тобой друзьями, если у тебя из одних и тех же губ идет и тепло, и холод».
Подобно Караваджо, Йорданс максимально конкретно изображает увиденные в жизни ситуации и образы. Так моделью для молодой крестьянки послужила жена Йорданса Катарина ван Ноорт, а для девочки, сидящей у неё на коленях, – их старшая дочь Елизавета. Сатир выглядит нежданным, экзотическим, гостем шумного крестьянского семейства. Фигуры героев приближены к первому плану, мощные светотеневые контрасты подчеркивают пластические объемы и создают ощущение внутреннего напряжения.
Работа была исполнена Йордансом в два этапа: к созданию он приступил около 1622 года, а завершил ее переделку в начале 1630-х годов, добавив к изначальному холсту надставки по бокам таким образом, чтобы фигуры персонажей разместились на нем целиком, а вокруг них в итоге стало больше окружающего пространства.

Якоб Йорданс. Одиссей в пещере Полифема. Около 1635. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Якоб Йорданс. Одиссей в пещере Полифема. Около 1635. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина.

По рассказу Гомера, хитроумный Одиссей и его спутники спаслись бегством из пещеры жестокого людоеда, циклопа Полифема: ослепив его, они проползли под брюхами овец, которых циклоп выпускал на пастбище. Картина является «моделло», живописным образцом, изначально предназначавшимся для воспроизведения ткачами в шпалере, входившей в серию «История Одиссея». Но вскоре после своего создания данное произведение вошло в состав собрания Питера Пауля Рубенса. Вероятно, она стала подарком Йорданса Рубенсу. Поэтому этот образ так и не был воплощен в ткацкой мастерской.

Якоб  Йорданс. Портрет старика. 1637. Холст, масло. ГЭ.
Якоб Йорданс. Портрет старика. 1637. Холст, масло. ГЭ.

По живости и выразительности образа этот портрет состоятельного буржуа принадлежит к числу лучших произведений Йорданса, представляя собой одну из многочисленных заказных работ художника, которые тот исполнял на протяжении 1630-х – 1640-х годов. В подобных произведениях Йорданс использовал весь репертуар средств парадного репрезентативного портрета, получившего блестящую разработку во фламандской живописи в творчестве Рубенса и Ван Дейка. Здесь мы видим пышный архитектурный фон, яркую драпировку, нарядный костюм. Зритель смотрит на персонажа как бы немного снизу вверх, что добавляет значимости изображенному. В разные годы предполагали, что на портрете изображен неизвестный бургомистр, либо сам художник, или антверпенский торговец Жак ван Лейн, а возможно, тесть Йорданса Адам ван Ноорт. «Портрет старика» является парным к «Портрету пожилой дамы» из английской коллекции, на котором имеется надпись с указанием возраста изображенной: 66 лет. К обоим портретам сохранились подготовительные этюдные рисунки Йорданса, находящиеся сейчас в парижском Лувре.

Якоб Йорданс. Бегство в Египет. 1640. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина.
Якоб Йорданс. Бегство в Египет. 1640. Холст, масло. ГМИИ им. А.С.Пушкина.

Картина «Бегство в Египет» является первоклассным и в высшей степени характерным образцом живописной манеры зрелого периода творчества Якоба Йорданса. Это первая по времени исполнения интерпретация сюжета, над которым Йорданс и его мастерская трудились на протяжении 1640-х годов.
Здесь представлена разворачивающаяся на фоне условного пейзажа сцена бегства в Египет Святого Семейства. Богоматерь с Младенцем сидят на ослике, которого ведет Святой Иосиф. Группа ангелов указывает им путь. Вопреки сложившейся в старом искусстве устойчивой традиции изображать шествие Святого Семейства слева направо, Йорданс придерживался исконно нидерландской композиционной схемы и представляет его справа налево, как это сделал в своей работе веком ранее Питер Брейгель Старший.

Якоб Йорданс, Пауль де Вос. Повар у стола с дичью. 1640-1645. Холст, масло. ГЭ.
Якоб Йорданс, Пауль де Вос. Повар у стола с дичью. 1640-1645. Холст, масло. ГЭ.

Картина «Повар у стола с дичью» имеет достаточно сложную историю бытования. Она происходит из собрания английского премьер-министра и знатока искусств Роберта Уолпола. Была приобретена для Эрмитажа Екатериной II. Однако долгое время приписывалась знаменитому фламандскому мастеру натюрморта Франсу Снайдерсу.
Йорданс написал фигуру повара, который, смеясь, демонстрирует зрителю битого зайца, выбранного им для приготовления. Своим обликом повар напоминает образы шутов, созданные художником в 1640–1650-е годы (например, в работе «Пир Клеопатры») и восходящие к антикизированным маскам сатиров. 

Как хороши сценки с кошками.
Как хороши сценки с кошками.

Большой настольный натюрморт с изображением битой дичи является работой Пауля де Воса, мастера натюрмортов и охотничьих сцен. Его подпись на картине была обнаружена в результате реставрации, проведенной в 2015 году, когда полотно было снято с вала, на который было накатано, вероятно, в 1940-е годы во время эвакуации Эрмитажа.

Якоб Йорданс. Оплакивание Христа. 1650. Холст, масло. ГЭ.
Якоб Йорданс. Оплакивание Христа. 1650. Холст, масло. ГЭ.

Картина представляет собой почти идентичный по композиции вариант «Оплакивания Христа», созданного Йордансом для церкви бегинок в Антверпене. Композиция соответствует описанию этого события, приведенному в анонимном трактате XIV века «Размышления о жизни Христа». В нем говорится, что, когда тайные почитатели Христа, Иосиф Аримафейский и Никодим, сняли тело Иисуса с креста, Иосиф сошел вниз, и они вместе с Иоанном Богословом, Марией Магдалиной, Богоматерью и ее сестрами, приняли тело Господа и опустили его на землю. Богоматерь положила к себе на колени его голову и плечи, а Мария Магдалина – ноги, подле которых она когда-то получила прощение. Магдалина, обращаясь взглядом к стоящему позади нее Иоанну, указывает ему на оставленную гвоздем рану на ладони Христа, осторожно касаясь ее пальцем. Вся сцена у подножия креста происходит на фоне сумрачного, затянутого облаками неба. У правого края картины различим куст чертополоха – символ Страстей Христа.

Якоб Йорданс. Аллегорический семейный портрет. Начало 1950-х. Холст, масло. ГЭ.
Якоб Йорданс. Аллегорический семейный портрет. Начало 1950-х. Холст, масло. ГЭ.

Перед нами один из последних групповых портретов в творчестве Йорданса, исполненный около 1650-го года. Композиционный принцип этой работы, заключающийся в расположении всех фигур вокруг одной центральной, использован также в картине «Пир Клеопатры». Портрет представляет собой аллегорическое изображение сцены помолвки или бракосочетания. Об этом свидетельствует включение в композицию изображения бога любви Купидона, указывающего стрелой на грудь молодой женщины в центре, и ряд символических деталей. Так, горшок с цветущими гвоздиками, помещенный на заднем плане слева, является древним символом обручения. Фонтан с изображением Амура на дельфине это источник любви. Цветочные венки присутствуют здесь как эмблема чистоты и целомудрия; вьющаяся виноградная лоза, изображенная справа, – супружеской привязанности, а попугай на руке невесты – верности в браке. 

Якоб Йорданс. Пир Клеопатры. 1653. Холст, масло. ГЭ.
Якоб Йорданс. Пир Клеопатры. 1653. Холст, масло. ГЭ.

Изображен популярный в искусстве XVI—XVII веков эпизод из истории об Антонии и Клеопатре. Как гласит записанная Плинием легенда, египетская царица, желая поразить богатством римского полководца Марка Антония, растворила в бокале с уксусом крупную жемчужину. На картине Марк Антоний, его спутник и слуга застыли в немом удивлении, испытывая смешанные чувства сожаления и восхищения. И только шут с усмешкой указывает на Клеопатру, словно подчеркивая этим жестом всю нелепость поступка царицы. 

Ряд деталей картины имеет символический характер. Так, сидящий на руке шута попугай является эротическим символом, а маленькая собачка, спящая на коленях у Клеопатры, намекает на ее невоздержанность. Картина Йорданса поражает своей яркой, пышной красочностью, а также сплошным «ковровым» заполнением плоскости холста, напоминающим декор шпалер.

Мастерская Якоба Йорданса. Святое Семейство. 1650-е – начало 1660-х. Холст, масло. ГЭ.
Мастерская Якоба Йорданса. Святое Семейство. 1650-е – начало 1660-х. Холст, масло. ГЭ.

Зачастую мастерская Жака Йорданса исполняла повторения работ своего учителя для различных заказчиков. Картина перед нами – ученическая реплика полотна мастера, хранящегося в Музее Метрополитен в Нью-Йорке. Задуманная художником в начале 1620-х годов, оригинальная работа была дописана только в 1650-е годы. Именно тогда картина приобрела свойственный позднему творчеству мастера блеклый колорит и текучесть живописной манеры.
Оба произведения, оригинал и повтор, объединяет общее символическое значение, связанное с протестантским вероучением, открытым приверженцем которого Йорданс стал в 1650-е годы под влиянием тестя-протестанта. На картине из музея Метрополитен Младенец Христос попирает ногами Змия, обвившегося вокруг земной сферы, выступая, таким образом, как будущий Спаситель Мира. На эрмитажной же картине Младенец Христос попирает Змия, стоя не на земной сфере, а на черепе. Череп в данном случае является символом Смерти, Змий – Греха, а Христос в таком контексте предстает как будущий Победитель Греха и Смерти.

Рисунки Якобы Йорданса в следующем блоге.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic