bogachkova1957

Category:

Дом-мастерская Веры Мухиной

Дом-мастерскую в Пречистенском переулке В. Мухиной предоставили в 1947 г. В начале переулка (а не около дома) стоит памятник Вере Игнатьевне Мухиной, автором которого является скульптор Михаил Аникушин, установленный в 1989 году, к 100-летию ее рождения.

Памятник В.Мухиной скульптора М.Аникушина. Установлен в 1989 г.
Фото Веры Мухиной.

Дом является памятником истории, имеет и архитектурную ценность. Проект дома создал архитектор Сергей Замков, брат Алексея Замкова — мужа Веры Мухиной. Считается, что участие в разработке проекта принимала и сама скульптор — именно ей принадлежала идея разделить дом на две равные части — жилую и рабочую, которые сообщались между собой. Так скульптор могла попадать из комнаты отдыха в мастерскую, не беспокоя своих родных.

Строительство рабочей части здания велось за счет средств Государственной Третьяковской галереи, а в строительство жилой Вера Игнатьевна вложила свои средства. В этом здании  советский скульптор провела последние шесть лет своей жизни.

У здания нет определенного архитектурного стиля. Так, в нем, к примеру, присутствуют элементы позднего конструктивизма. Зал мастерской украшает витражное окно во всю стену дома, а также световой фонарь треугольной формы — остекленная конструкция на крыше, предназначенная для верхнего освещения. При этом фасады дома украшены и классическими элементами — карнизами, сандриками над окнами, фронтоном и круглыми медальонами.

Дом-мастерская Веры Мухиной после реставрации. Фото июнь 2018.
А так выглядел дом Веры Мухиной до реставрации.

В 2017 году завершилась комплексная реставрация дома. Сейчас в восточной части, где располагалась двухэтажная квартира скульптора, проживают ее потомки.  Рабочая и жилая зоны разделены капитальной стеной и не сообщаются между собой. Восстановительные работы проводились по согласованному с Департаментом культурного наследия проекту и под контролем специалистов ведомства.

Во всем доме установили современную пожарную сигнализацию, поменяли систему отопления и электрику. В жилом помещении и в мастерской выровняли и покрасили стены, а потолочные карнизы отреставрировали. Уцелевшие части паркетного покрытия восстановили, а недостающие элементы восполнили новыми. В жилой части дома специалисты отреставрировали деревянную лестницу, а в мастерской скульптора — витражное окно и прозрачный стеклянный купол. Сохранившиеся элементы деревянных рам витража отреставрировали, а утраченные восстановили по имеющимся образцам. Металлические балки светового фонаря укрепили, очистили и покрасили.

В порядок привели и фасады дома: их поверхность очистили от грязи и пыли, сняли растрескавшуюся штукатурку, а затем выровняли и покрасили в желтый цвет. Декоративные элементы, украшающие стены дома, покрасили в белый цвет. Впервые за долгие годы был укреплен фундамент здания и отремонтирована ограда вокруг прилегающей территории.

В бывшей мастерской скульптора Веры Мухиной после реставрации открылся филиал реставрационного центра имени Грабаря ― «Иконотека Адольфа Овчинникова».

«В связи с центральным расположением этой мастерской родилась замечательная идея создать здесь живое пространство: так называемую «Иконотеку Адольфа Овчинникова» — одного из ведущих специалистов по иконописи и копированию икон, который посвятил всю свою жизнь сохранению наследия наших мастеров», — сказал В. Мединский, подчеркнув, что основная часть помещения, в котором разместилась «Иконотека», «была возрождена фактически из руин».

Помимо выставок, в новом пространстве будут проходить лекции по истории искусства, научные конференции и мастер-классы по реставрации и копированию. Особое внимание будет уделяться работе с современными мастерами-иконописцами и обучающим занятиям по копированию фресок по методике, разработанной художником-реставратором.

Со своей стороны Адольф Овчинников подчеркнул, что и сама Вера Мухина хотела, чтобы в этом помещении занимались студенты. «Это ее идея, чтобы помещение использовалось студентами дипломниками», — цитирует реставратора сайт Минкультуры. По его словам, содержание экспозиции будет меняться. «Эту экспозицию пока следует воспринимать как своеобразную увертюру. Здесь идет сопоставление академической живописи и живописи из пещерных монастырей, а в будущем мы планируем отдельные экспозиции, посвященные образам иконописи из грузинских храмов», — сказал А. Овчинников.

Почти всю свою жизнь реставратор посвятил исследованию древнерусской живописи. Он детально воспроизвел фрески VIII―XV веков из восьми храмов. Среди них — Георгиевский храм в Старой Ладоге; церковь Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде, где в 1378 году трудился святитель Феофан Грек; храмы в Грузии — святого Георгия в Ачи и монастырский комплекс пещерных храмов в Сабереби.

ВЕРА МУХИНА - эта монументальная женщина жила в монументальное время и была абсолютно созвучна ему. Даже больше – стала его камертоном. Ее «Рабочий и колхозница» – не просто заставка к «мосфильмовским» кинокартинам: это квинтэссенция всего советского, символ эпохи во всей ее грандиозности и сверхчеловечности. Трудно поверить, что Вера Мухина была родом из совсем другой жизни, иного времени и иной среды, где женщине полагалось быть слабой, а искусству – изящным. И еще труднее – что она, имея с чем сравнивать, до конца верила, что живет в самой прекрасной из возможных эпох. Так или иначе, во многом благодаря ей, эта эпоха обрела свое лицо.

Советский скульптор-монументалист Вера Игнатьевна Мухина родилась в Риге в 1889 году в купеческой семье и прожила относительно долгую жизнь – 64 года. За это время она получила звание академика и Народного художника СССР и всего за 11 лет пять раз стала лауреатом Сталинской премии.
В 1927 году созданная В. Мухиной скульптура «Крестьянка» была удостоена 1-й премии на выставке, посвященной 10-летию Октября. После Второй мировой войны скульптура перешла в собственность музея Ватикана в Риме.

Портрет кисти Михаила Нестерова. Он запечатлел скульптора в процессе работы и сумел передать решительные черты лица, динамичные движения и сосредоточенность. Михаил Васильевич называл лицо Веры очень русским.

Рано потеряв мать, Вера оказалась в Феодосии и прожила в этом крымском доме вплоть до своего 12-летия. Отец, опасаясь дурного влияния сырого и холодного рижского климата (мать Веры скончалась от туберкулеза), отвез маленькую Веру с сестрой на юг. Именно здесь, на теплом побережье, Вера начала осваивать азы рисования. Ее отец, Игнатий Кузьмич, был неплохим художником и успешно копировал картины Айвазовского, поэтому в первых рисунках будущего скульптора прослеживается морская тема. Девочки прожили в Феодосии несколько лет, пока не стали круглыми сиротами: скончался и горячо любимый отец. Дом детства снова пришлось покинуть.

Сестёр приютили родственники из Курской губернии. После окончания гимназии девушки уехали учиться в Москву. Там Вера начала брать уроки у знаменитых художников того времени. Жили сестры в самом центре города в Пречистенском переулке. 

В 23 года девушку постигло несчастье: проводя зимние каникулы у родственников на Смоленщине, она неудачно съехала со снежной горки на санках и врезалась в дерево, которое отсекло ей нос. Вера перенесла более 8 пластических операций, но лицо ее стало более грубым и о балах, которые юная художница любила всей душой, ей пришлось забыть. Фотографий Веры Мухиной в молодости почти не сохранилось, однако даже на более поздних видно, что она, несмотря на травму, была очень красивой женщиной.

Этот роковой день Вера впоследствии называла самым страшным и одновременно самым счастливым в своей жизни, потому как он перевернул всю ее дальнейшую судьбу. Последнюю операцию Вере решили сделать в Париже, там дела с пластической хирургией обстояли лучше, чем в России. Таким образом, девушка осталась во Франции, чтобы продолжить учебу. Поступок по тем временам – 1912 год – неслыханный. Тогда молодые барышни не путешествовали в одиночку, но Вера была непреклонна. В Париже она прожила два года, занимаясь скульптурой у ученика знаменитого Огюста Родена – Эмиля Бурделя. После уехала в Италию, чтобы познакомиться с итальянской культурой.

Когда Вера вернулась в Москву, началась Первая Мировая война, и девушка пошла работать медсестрой. В военном госпитале она познакомилась с молодым талантливым врачом Алексеем Замковым, и через четыре года они поженились (Вере на тот момент было 29 лет). Свою любовь они пронесли через всю жизнь. Вера считала Алексея очень красивым и вместе с тем мужественным, и супруг часто позировал ей. Между прочим, руки колхозницы из известного монумента Вера вылепила, вдохновившись руками мужа.

Однако на долю Веры и Алексея выпало много неприятностей. Был в их судьбе даже неудачный побег из России (Алексея незаслуженно обвинили в шарлатанстве), а после – ссылка в Воронеж на три года. Вернуться в Москву и восстановить честную фамилию паре помог Максим Горький, он был пациентом Замкова и очень его уважал. Думаю, немалую роль здесь сыграло и расположение Иосифа Сталина к Горькому. 

После Октябрьской революции Вера Игнатьевна принимала участие в так называемом «Ленинском плане монументальной пропаганды». Он заключался в том, что скульпторы получали государственные заказы на городские монументы. Новые власти считали скульптуру важным агитационным средством коммунистической идеологии. 

В рамках этого плана Вера и еще четыре советских скульптора получили заказ на создание монумента для Всемирной выставки в Париже в 1937 году. Эскиз Мухиной комиссия признала лучшим. Советский павильон на выставке проектировал архитектор Борис Иофан.

Всемирная выставка в Париже 1937 года.
Монумент «Рабочий и колхозница» на ВДНХ.

Так началось создание самой известной работы скульптора – памятника рабочему и колхознице. Композиция должна была олицетворять молодое советское государство, динамичное и свободное. Общая высота монумента составляла более 50 метров (30 из них приходилось на пьедестал). Замысел Мухиной заключался в том, чтобы разместить скульптуру на выставке лицом к солнцу. Таким образом, она хотела достичь эффекта сияния и легкости: пусть зрителям кажется, что колхозница с рабочим летят над толпой!

Французские критики высоко оценили работу советских мастеров, а испанский художник Пабло Пикассо отозвался о монументе так: «Как прекрасны советские гиганты на фоне сиреневого парижского неба...». Говорят, француженкам так понравилась скульптура, что они просили советское правительство оставить рабочего с колхозницей в Париже, однако после окончания выставки монумент разобрали и увезли в Москву. Для транспортировки потребовалось почти 30 вагонов. 

По пути едва ли не половина деталей была разрушена, и памятник пришлось восстанавливать. Изначально его хотели установить на Рыбинской ГЭС, но потом от этой идеи отказались и «поселили» рабочего и колхозницу на ВДНХ, которая к тому моменту только открылась. Расположение выбрали не самое удачное: солнце било паре в спину, и это убило творческий замысел Мухиной. Вере Игнатьевне выбранное для монумента место не понравилось. Сейчас любой желающий может приехать на ВДНХ и вживую полюбоваться символом ушедшей эпохи.

В 1938—1939 годах Вера Мухина работала над скульптурами для щусевского Москворецкого моста: «Гимн Интернационалу», «Пламя революции», «Море», «Земля», «Плодородие», «Хлеб». «Хлеб» (1939) — это единственная композиция, осуществленная В. Мухиной, остальные были воссозданы по эскизам после ее смерти. Вера Мухина — автор двух памятников Максиму Горькому: один из них (совместно со скульптором И.Д. Шадром) установлен в 1943 году в Москве у Белорусского вокзала (в августе 2017 года отреставрированный памятник вернулся на площадь), другой — в 1952 году в городе Горьком.

Мухина – автор памятника Чайковскому у здания Московской консерватории. Его первый вариант скульптор завершила ещё в 1945 году. Но чтобы работа всенародно признанного мастера прошла все бюрократические процедуры и согласования, потребовалось почти 10 лет. Памятник Чайковскому открыли лишь в 1954 году – через год после смерти Мухиной.

Фотограф Richard Napier, USA: «Мне трудно вспомнить, как я узнал о существовании скульптуры "Рабочий и колхозница". То ли мне попадались старые открытки в лавках букинистов на набережной Сены, то ли я видел ее, листая альбомы по искусству, то ли запомнил ее на лентах киностудии "Мосфильм". Мне кажется, что я всегда знал эту скульптуру. В 1982 году я приехал в СССР для организации своей выставки. Многое в СССР мне хотелось фотографировать, но скульптура Веры Мухиной не входила в число объектов для съемки. Мой список состоял исключительно из архитектурных памятников: я никогда не снимаю людей и скульптуру. Теперь я уже должен сказать: "не снимал". Потому что, когда я увидел эту скульптуру, предельно "очеловеченную", у меня не было колебаний. Я навел объектив. Передо мной стремительно двигались два гиганта, на глазах превращаясь в архитектуру. Я понял, что ни одна из виденных мной фотографий этой скульптуры не показала динамизм и сложность ее летящей структуры, ее объемов. Ни одна из виденных мной фотографий не передала энтузиазм и воодушевление, присущие этой скульптуре. Ни в одной из виденных мной фотографий не было того, что я видел в ней. Так возникла идея будущей книги. 

Вернувшись в Париж, я направился в фотоархивы, в лавки букинистов на розыски материала по парижской выставке 1937 года. Мне удалось найти немногое - открытки и фотоальбом французского фотографа Пьера Вержера воспроизводятся в этом издании - и то немногое поразило меня во второй раз. Я увидел скульптуру в том окружении, для которого она была создана, я увидел ее летящей над фонтанами, я увидел то, что ей противостояло и что с ней соседствовало, как велика была разница между ней и скульптурой других павильонов, статичной, тяжелой, обращенной в прошлое и по духу и по материалу. Я снимал скульптуру летом, осенью и весной на протяжении двух лет. Я снимал ее с разных точек, точек самых реальных, с точек, с которых она открывается прохожему, с точек, с которых мы смотрим, но не видим. Монолитная и мощная издалека, вблизи скульптура превращалась в трепетную и подвижную. Про себя я называл ее "стальные облака". С постамента мне открылись интересные, необычные точки зрения. Скульптура как бы разворачивалась передо мной, возникала последовательная цепь новых впечатлений. Мое видение скульптуры углублялось. Мне потребовалась какая-то иная точка зрения. Я хотел снимать скульптуру, приблизившись к ней максимально. Мне предоставили подъемный кран, и на "стреле" я взлетал ввысь. Я мог прикоснуться к статуе. Это был апофеоз моего восторга и желания показать скульптуру такой, какой она открылась мне. Ведь это не только символ, не только олицетворение победы над материалом, но и вдохновенное произведение искусства, над которым не властно время». 

Источники:  http://travelask.ru/russia/feodosiya/muzey-very-muhinoy-v-feodosii

Mos.ru - Официальный сайт Мэра Москвы

Rublev.ru

Журнал личности, №12,2012.

Скульптура и время. Рабочий и колхозница. Скульптура В.И. Myхиной для павильона СССР на Международной выставке 1937 года в Париже. Автор-составитель Ольга Костина. Фотографии Ричарда Нэйпиера. М., изд. "Советский художник", 1987.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic