bogachkova1957

Category:

Пикассо & Хохлова

Главная героиня выставки в ГМИИ им. А.С.Пушкина — первая жена Пабло Пикассо, Ольга Хохлова. История любви испанского художника и русской танцовщицы предстает в работах художника, фотографиях, письмах и вещах из личного архива семьи Пикассо. 

Неизвестный фотограф. Портрет Ольги Хохловой. 1916. Национальный музей Пикассо, Париж.

В составе московской выставки «Пикассо & Хохлова» более 200 экспонатов — от монументальных панно до предметов мебели, писем и открыток. Большинство произведений живописи и графики входят в коллекцию Национального музея Пикассо в Париже — крупнейшего в мире центра изучения творчества художника. Другой ключевой участник — фонд FABA, глава которого — Бернар Руис-Пикассо, внук Пабло Пикассо и Ольги Хохловой, — впервые в России покажет семейное собрание неизвестных работ мастера, а также архивные материалы, найденные в дорожном сундуке Ольги, где они хранились долгие годы. Исследование архива позволило восстановить историю отношений Ольги и Пабло и создать уникальный выставочный проект. Выставка ставит перед собой задачу показать зрителям работы Пикассо в контексте его личной истории. Экспозиция построена на развитии связанных с Ольгой сюжетов и тем в творчестве художника — от неоклассических портретов и образов материнства до сюрреалистических видений. Каждая тема раскрыта в одном из одиннадцати разделов выставки.

Ольга Хохлова, первая жена Пабло Пикассо, прожила с ним с 1917 по 1935 год. Став любимой моделью художника с момента их знакомства, она царит в его творчестве с конца 1910-х годов и доминирует в числе других женских персонажей начала 1920-х. Пабло Пикассо и Ольга Хохлова встретились в 1917 году в Риме, во время работы над постановкой балета «Парад» в рамках «Русских балетов» Сергея Дягилева. В 1918 году они обвенчались в православной церкви в Париже. Ольга Хохлова стала первой официальной женой художника и главной моделью нового, неоклассического периода его творчества. Авангардный ритм работ Пикассо был усмирен всеобщим «возвращением к порядку» в искусстве и жизни. Сменилась художественная манера Пикассо, стало иным и его положение в обществе: вместе с Ольгой они теперь представляли собой светских персон, обретя новый социальный статус. Вместе с покоем и тишиной в искусство Пикассо вошли эпические, монументальные формы, вдохновленные классическим искусством. 

П.Пикассо. Ольга Хохлова в мантилье. Барселона, 1917. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.

К осени 1917 года, когда Пикассо сопровождал Ольгу и всю труппу «Русских балетов» в поездке в Барселону для постановки балета «Парад», относится один из первых его портретов возлюбленной – «Ольга Хохлова в мантилье». Черты молодой женщины воспроизведены со сдержанной аккуратностью, а значимой деталью ее наряда является мантилья – атрибут традиционного испанского костюма, для имитации которого Пикассо использовал кружевную скатерть.

Меланхолия

После присоединения к труппе Дягилева, Ольга Хохлова потеряла связь родными в России на три послереволюционные годы. А после того, как их переписка возобновилась, из России посыпались тревожные новости. Отец и братья Ольги примкнули к белой армии, а мать и сестры пребывали в крайней бедности. На множестве портретов того времени Ольга предстает задумчивой. В ее взгляде чувствуется беспокойство о судьбе родных. Образ Ольги пронизан трагической двойственностью: ее хрупкая красота овеяна глубокой, пусть и сдерживаемой меланхолией, одна из причин которой – фатальная неспособность помочь родным, переживающим череду бедствий.

П.Пикассо. Задумчивая Ольга. Париж, 1923. Национальный музей Пикассо, Париж.

Это поразительная работа изначально происходит из личного собрания Ольги Пикассо – из тех вещей, которые остались в ее владении после ухода Пикассо к Марии-Терезе Вальтер. Один и самых возвышенных и романтичных портретов Ольги происходит именно из этого собрания. Здесь она изображена погруженной в эпическую меланхолию, которой вторят и изысканный, голубой цвет платья, и меховой воротник – отсылка к русским корням, ход, который часто использовался художником.

П.Пикассо. Ольга за чтением. 1920. Национальный музей Пикассо, Париж.

Ольга изображена здесь читающей письма от родных – брата Николая, эмигрировавшего после революции в Сербию, матери и сестры, которые остались на родине. Подобных изображений Ольги, сидящей в кресле и либо читающей, либо смотрящей вдаль, достаточно много – ее родные часто писали ей и отчаянно просили о помощи. Эта тема чтения и скорбной вести тем более выгодна и интересна для Пикассо, поскольку Ольга могла часами застывать над этими письмами, находясь в полной прострации.

Фото Эмиля Делетана (?). Портрет Ольги Хохловой с веером, сидящей в кресле. Монруж, 1918. Национальный музей Пикассо, Париж.
П.Пикассо. Портрет Ольги в кресле. Монруж, 1918. Национальный музей Пикассо, Париж.

На холсте - знаменитое кресло Пикассо. Это кресло – предмет интерьера апартаментов семьи Пикассо, живших на улице Ла Буэси, в доме 23. Кресло «прожило» с Пикассо всю жизнь, вплоть до кончины мастера в 1973 году. Художник возил его с собой всюду, и в этом кресле фотографировались все его гости, включая Жана Кокто и Гийома Аполлинера. А с 1917 года в этом кресле «царствовала» Ольга Хохлова.

Неизвестный мастер. Кресло. Конец 19 века. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.
П.Пикассо. Ольга в задумчивости. 1920. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.
П.Пикассо. Ольги в шляпе с пером. Париж, 1920. Национальный музей Пикассо, Париж.
П.Пикассо. Ольги с меховым воротником. 1923. Национальный музей Пикассо, Париж.

Меховой воротник – любимый ход Пикассо, чтобы подчеркнуть славянские, российские корни своей жены. Не просто дань моде, но и намек на северное происхождение, эти воротнички были популярны в Париже и были, своего рода, определенным знаком отличия для русских дам. В этой работе отдельный интерес представляет техника – рисунок, переведенный в монументальный масштаб картины.

Смена декораций

Часть экспозиции под названием «Смена декораций» рассказывает о светских салонах, апартаментах и замках, где проводила время семья Пикассо. Новые дома и образ жизни после Первой мировой войны являл собой разительный контраст с яркой богемной жизнью начала века. Традиционный семейный антураж становится важным и основополагающим в обществе, пережившем ужас военного времени. Для Пикассо эти тихие уголки дома, с традиционными драпировками и панелями становятся символом уюта, размеренного ритма и спокойствия, которые художник испытывает, пожалуй, первый раз в жизни. 

П.Пикассо. Натюрморт на комоде. 1919. Национальный музей Пикассо, Париж.
П.Пикассо. Вид замка Буажелу под дождем и радуга. 1932. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.

Замок Буажелу – имение в Нормандии, которое Пабло Пикассо приобрел в конце 1920-х. Это поместье станет одновременно памятником жизни с Ольгой Хохловой и местом, где в творчестве самого Пикассо стремительно проявится уже новая глава его жизни. Именно здесь он с большим увлечением будет заниматься скульптурой и, в частности, создаст поразительную серию голов и бюстов Марии-Терезы Вальтер, его возлюбленной с 1927 года. В дальнейшем Буажелу станет любимым местом творческого уединения художника, а созданная им здесь скульптурная мастерская – одним из главных центров его творческой деятельности.

Материнство и Поль

4 февраля 1921 года у Ольги и Пабло родился Поль, их первый и единственный ребенок. Творчество Пикассо наполнилось сценами материнства, отмеченными нежностью, которой не найти в его предшествующих произведениях. В этих сценах семейной идиллии царит временной покой. Появление Поля дополнительно сблизило супругов, но не излечило меланхолию Ольги, постоянно разрывавшейся между радостями повседневной жизни и муками, которые она испытывала, получая новости от родных.

П.Пикассо. Материнство. 1921. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.
П.Пикассо. Женщина с ребенком. 1921. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.
П.Пикассо. Семья на берегу моря. 1922. Национальный музей Пикассо, Париж.

На фоне изменений в личной жизни художника – это и женитьба, и появление Поля, и переезд – появляются вневременные персонажи, типажи которых нам знакомы с древнейших времен. Утомившийся мужчина, играющий ребенок и заботливая мать – идеализированный образ семьи самого Пикассо. Грезя о вневременных ценностях, он, однако, изображает их на пляже – месте тайных встреч с новой возлюбленной Марией-Терезой Вальтер.

П.Пикассо. Портрет Поля в белой шапочке. 1923. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.

Рождение Поля изменило течение жизни Ольги и Пабло: в их семейный круг вошли няня, кухарка и шофер. Ольга отдавала сыну все свое внимание; об их нежной привязанности друг к другу позволяют судить многочисленные фотографии и любительские кинофильмы. Для отца Поль стал предметом гордости. 

П.Пикассо. Поль на ослике. 1923. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.
П.Пикассо. Поль в костюме Арлекина. 1924. Национальный музей Пикассо, Париж.

Вероятно, ребенок здесь сидит на том же самом любимом кресле Пикассо, которое художник также изобразил в портрете жены Ольги. 

П.Пикассо. Поль в костюме Пьеро. 1925. Национальный музей Пикассо, Париж.

Образы и персонажи, навеянные цирком и театром комедии дель арте, появлялись в творчестве Пикассо и раньше, но теперь, с появлением Поля, он стал часто изображать мальчика в цирковые и театральные композиции. Он снимал, фотографировал и писал его в костюмах Пьеро и Арлекина, к образам которых до Пикассо обращались великие художники прошлых лет, включая Сезанна. Можно предположить, что так художник пытался увековечить и закрепить образ сына. Для мальчика это всего лишь карнавальный костюм, а для отца – переосмысление собственного alter ego в искусстве.

Русские балеты

Вскоре после смерти Ольги в 1955 году ее сын Поль обнаружил принадлежавший ей дорожный сундук с инициалами на латинице «О. P.». Этот предмет стал одним из наиболее важных свидетельств о жизни, которая долгое время оставалась покрытой тайной, – своего рода магическим проводником в неизведанную сферу. Благодаря изучению содержимого сундука – писем на французском и русском языках, старых фотографий, балетных туфель и пачек, распятия, случайно сохраненных вещиц – начала выстраиваться удивительная судьба женщины, которая покинула свою семью в 1915 году, еще не зная, что ей более не суждено увидеться с родными. Дополненные архивными данными и произведениями Пикассо, эти документы и вещи говорят о недолгой карьеру Ольги в качестве танцовщицы, в 1911 году вступившей в труппу «Русский балет Дягилева»; затем о знакомстве ее с Пикассо в Риме в феврале 1917 года, в период работы над балетом «Парад»; и о свадьбе Ольги и Пабло в июле 1918 года с венчанием в православной церкви Святого Александра Невского на улице Дарю в Париже, входившей в число главных мест собраний русской белой эмиграции. Вероятно, Поль Пикассо собрал в этом сундуке личные вещи матери после ее кончины в каннской клинике Бо-Солей 11 февраля 1955 года.

П.Пикассо. Семь танцовщиц с Ольгой Хохловой на первом плане (по фотографии). Париж, начало 1919. Национальный музей Пикассо, Париж.
Фото Ольги Хохловой в костюме к балету «Петрушка». 1911. Национальный музей Пикассо, Париж.

Девятнадцатилетняя балерина Ольга Хохлова вступила в труппу «Русские балеты» Сергея Дягилева по приглашению знаменитой троицы величайших имен в истории классического балета – Вацлава Нижинского, Сергея Дягилева и Энрико Чекетти. Хотя она начала танцевать довольно поздно и к моменту поступления в труппу еще не достигла профессионального уровня, одаренность и чуткость к стилистическим новшествам хореографии Нижинского решили дело в ее пользу. В 1911–1917 годах имя Ольги Хохловой в составе труппы появлялось на множестве афиш и театральных программ – чаще в премьерах репертуара, чем в классических постановках. Она колесила с труппой по миру, выступая во Франции, Великобритании, Швейцарии, Германии, Италии, Испании и Северной Америке.

Фото Ольги Хохловой на балу у графа де Бомона в особняке Массерен. 1924. Национальный музей Пикассо, Париж.

Ежегодные костюмированные балы устраивались в особняке Масерран, принадлежавшем графу Этьену де Бомону, меценату современного искусства Франции 1920-х годов и ключевому герою парижской артистической жизни. На этот роскошный праздник мечтали попасть все сливки общества, и приглашение считалось своеобразным «знаком качества» для других приемов – если кто-то не оказывался в списках гостей на балу графа де Бомона, его отлучали и от всей остальной светской жизни города. Ольга и Пабло, регулярно посещали балы у графа и заранее продумывали свои костюмы. Пикассо обращался к испанским образам тореадора, а Ольга, в поддержку мужу, украшала прическу «испанским гребнем» и мантильей. 

Жан Кокто. Ольга и Пикассо. Рим,1917. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.

Ко времени знакомства с Пикассо Ольга Хохлова была балериной на пороге расцвета карьеры и желанной славы примы. Объясняя художнику сопротивление девушки его ухаживаниям, Дягилев говорил: «Русским нужно замужество». Однако тридцатишестилетнего Пикассо, совсем недавно предлагавшего руку Ирен Лагю и получившего отказ, не слишком вдохновляла идея создания семьи. Здесь показан как раз момент «отказа», которым Ольга отвечает Пабло, однако в шутливой манере – Ольга представлена в образе монахини, а Пикассо, судя по подписи справа, – ни кто иной, как сам Святой Павел.

П.Пикассо. Рука художника. 1920. Фонд искусства Альмины и Бернарда Руис-Пикассо, Мадрид.

Пабло Пикассо до встречи с Ольгой, да и после развода с нею уже никогда не был женат. Поэтому изображая здесь свою руку с обручальным кольцом, он, вероятно, пытается осмыслить и заявить свой новый статус, который очевидно его очень поощряет – отсюда, скорее всего, гипертрофированный размер кольца.

П.Пикассо. Сельский танец. 1922. Национальный музей Пикассо, Париж.

Мотив танца влюбленной пары, присутствующий в творчестве Пикассо в период начала 1920-х годов, усиливается появлением на свет в 1921 году сына Поля. Циклопические фигуры персонажей приобретают почти монументальную неподвижность и «увековеченность», вызывая архаические и одновременно фольклорные ассоциации.

Продолжение в следующем блоге.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic