bogachkova1957

Categories:

Будущее и прошлое по Щусевски…

Случайно на неделе зашли в галерею «Веллум», а там небольшая выставка «Алексей Щусев: наброски будущего». Представлены собственноручно выполненные эскизы, наброски Щусева, которые предваряли детальную проработку архитектурных проектов. 

В частности, в экспозицию вошли эскизы проектов московского Казанского вокзала и деревянного мавзолея Ленина, эскиз к проекту административного здания на Лубянке, «Дворец Советов. Перспектива» и другие эскизы и кальки Щусева. 

А.В.Щусев. Конкурсный проект Дворца Советов. 1932 г.
А.В.Щусев. Дворец Советов. Перспектива.

А реализованные проекты А. В. Щусева - это дореволюционные:  собор Покрова Пресвятой Богородицы Марфо-Мариинской обители,  Казанский вокзал, и советские: здание Наркомзема, гостиница «Москва», станция метро «Комсомольская-кольцевая». А самое известное его произведение — мавзолей В.И. Ленина на Красной площади стал не только лаконичной и величественной гробницей, но и всемирным символом Советского Союза и коммунистической идеи.

А.В.Щусев. Проект деревянного мавзолея Ленина. 1924. Калька, карандаш.

Замыслы зодчего воплощали инженеры и строители, рабочие чертежи — рядовые сотрудники проектных мастерских. Поэтому так ценны немногие дошедшие до нас графические листы, выполненные рукой самого Алексея Викторовича. Именно в них в полной мере отражены и творческий поиск, и техническое мастерство выдающегося рисовальщика, и то, что называется образом, не просто попытка воспроизвести облик еще только задуманного здания, но и обращение к чувствам и мыслям тех, кто позже увидит воплощенную постройку.

Блестяще проработанные эскизы Щусева — это своего рода «окна в будущее», попытка предугадать и предложить народу (и конечно, руководству страны) то, как будет выглядеть среда, в которой будут жить и работать грядущие поколения. А в том, что будущее необходимо проектировать, не доверяя его естественному ходу вещей, не сомневался тогда никто. По существу, всякое искусство первой трети ХХ века — это искусство визионерское; более того, это почти всегда «декларация о намерении» создать и правильно оформить Новый Мир.

Диапазон избираемых для этого стилей простирался от авангарда до ретроспекций, и Щусев был готов предложить любой решение, как модернистское, так и обращенное в далекое прошлое, откуда следовало извлечь и применить в дальнейшем все лучшее, что было когда-то создано человечеством.

Как волею обстоятельств, так и благодаря личностным качествам, Алексей Викторович Щусев оказался автором множества реализованных проектов, объединяя вокруг себя художников, декораторов, инженеров, создав собственный «щусевский» стиль, воспринимаемый сейчас и как практически единственное полноценное проявление ар-деко в СССР, и как один из наиболее ярких примеров «сталинского ампира».

А на мой взгляд именно Марфо-Мариинская обитель – самый чистый, правдивый проект Щусева, вершина его церковного творчества. Церковь Покрова Марфо-Мариинской обители занимает одно из главных мест в творчестве Алексея Викторовича Щусева. Синтетизм ее облика, с псковско-новгородскими и раннемосковскими реминисценциями, и феноменальный артистизм деталировки делают ее уникальной и выдвигают в число лучших памятников своего времени. 

А.В.Щусев. Эскиз Свято-Покровского собора Марфо-Мариинской обители.

Храм совершенно по-разному предстает в различных ракурсах. Щусев лепит его, как гротескный коллаж: кубический одноглавый храм, гипертрофированно вытянутая трапезная и притвор с двумя звонницами, увенчанными "каплевидными" главками.

А.В.Щусев. Эскиз главного входа Свято-Покровского собора Марфо-Мариинской обители.

Здание невероятно интересно рассматривать. Щусеву, пожалуй, единственному из мастеров неорусского стиля удалось добиваться впечатления средневековой рукотворности своих построек. В тщательной прорисовке деталей столь же определенно, как и в гротескном силуэте постройки, чувствуется эстетика модерна.

1911 год. Строящийся храм.
1912 год. Уже построен.

Протекцию Щусеву в строительстве храма составил близкий друг зодчего, художник Михаил Нестеров, ставший соавтором проекта. Хотя в полном смысле слова совместной эту работу назвать трудно: первый взял на себя строительную часть, а второй — декоративное оформление внутреннего убранства. Стоит отметить, что Щусев никогда не работал в соавторстве: «Соавтор — это архитектурная жена, его нужно любить и с ним советоваться».

А вот так выглядел храм в 1996 году.

Естественно, после выставки мы поехали в Марфо-Мариинскую обитель, но об этом в следующем блоге.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic